понедельник, 24 декабря 2012 г.

Опять с Новым годом > 2013

Праздные мысли под Новый Год

9 лет, 9 месяцев и 26 дней со дня ареста
Тюрьма MDC Brooklyn, Нью-Йорк


А скажите: вот дед Мороз существует? А то мама говорит, что да, а жена смеется... 
(из вопроса в редакцию)

Приближается у нас католическое Рождество, но предпраздничное настроение только у охраны, да и то – не столько из-за Рождества, сколько от ожидаемых сверхурочных. 

А там уже и Новый Год, который проводят в этих краях как-то намного более незаметно, чем Рождество, чему я всегда удивлялся.

Вспомнил древний анекдот о вернувшемся с поездки в суд з/к, как ведут его мимо камер и он, увидев подельника, кричит ему:
– Коля, с новым годом!
– Ты что, какой Новый Год, сейчас же июль?
– Июль – не июль, а все же с новым годом тебя! Нам по году прибавили.
Я же подумал, что как все относительно. Посмотрел на народ, бродящий вокруг и сидящий за столами, и представил: ну, допустим, кто-то, вернувшись с суда, сообщит, что по какому-то указу Обама всем прибавил по году. Например, в связи с военным положением из-за бесконечной борьбы с терроризмом, настоящим и мнимым. Что ж, новость воспримется более-менее спокойно. Доминиканцы и мексы пообсуждают полчаса, а потом как играли до этого годами в домино, так и будут играть; остальные же – в основном ожидающие космические срока – равнодушно пожмут плечами: что означает год больше или год меньше, когда само наваливание сроков – чистый произвол, слегка только прикрытый фиговым листком "правосудия".

Вчера же, комментируя недавний успешный, впервые за 30 лет, побег из СИЗО-пересыльной федеральной тюрьмы в Чикаго, когда двое банковских грабителей смогли выломать окно с решетками и спустились по простыням с 15-го этажа, один вертухай вслух рассуждал: "И чего они убежали? За ограбление банков много не дают: ну, 7-10 лет, а если с оружием, то тоже немного – 15-20." 

Во как. То есть в сознании здешнего народонаселения 7-20 лет тюрьмы – это немного. Хотя, что касается этих двух конкретных грабителей (пока вроде не поймали их), то одному из них грозило до 80 (восьмидесяти) лет сроку, а другому поменьше – до двадцати.

Федеральная тюрьма MCC Chicago.
 Фото: wsbtv.com


Ну, сейчас, после скорой неминуемой их поимки, уже вряд ли они выйдут из системы до конца жизни, да и держать их будут в SuperMax, как склонных к побегу. Это только на Кипре в тюрьме за побег прибавляли всего полгода, здесь даже семью годами сверху не отделаешься, все сложнее и серьезнее. Если еще не пристрелят в процессе вальса.

А у нас теперь из-за этого побега вертухаям прибавили обязанностей: стаями носятся по тюрьме с деревянными киянками, лупят по стенам камер и особенно вокруг амбразур, хотя что там лупить – камеры обтянуты серьезным листовым железом, не то что в Чикаго. А самый основной из их кияночной команды бегает с трехметровой палкой и лупит ей по решетке на прогулочном дворике. Очень много шума создают. Так что аукнулся побег по всей системе Федерального Бюро Тюрем.

Ладно грабители банков – они все же грабили, но ведь почти половина сидит чисто за просто так: всего лишь потому, что очередной агент ФБР, Секретной Службы и т.п., которому нужно делать карьеру и отчитываться о раскрытии все новых и новых преступлений и заговоров, встал перед Большим Жюри и сказал под присягой, что он-де, исходя из своего недюжинного опыта – скажем, аж 5 лет в ФБР, вся задница в шрамах – полагает, что Вася Пупкин, мирно торговавший конденсаторами, скажем, из Калифорнии, на самом деле – агент Кремля или Китая, или (это уже козырная карта) "есть подозрение, что может быть какие-то деньги шли на поддержку Аль-Каиды" (это он так ловко притянул за уши 300 долларов, отправленные когда-то по Western Union, скажем, отдыхавшей в Египте жене).

И под эту мазурку им все – и финансирование, и средства на двухлетнее интенсивное наблюдение за мелкой лавочкой Васи Пупкина, и продвижение по службе, и зеленый свет на любые действия, и добро на провокации, и выделили в помощь штук тридцать агентов, и все при деле – следят, снимают все на видео, прослушивают все разговоры всех родных и знакомых до седьмого колена, анализируют всю эту лавину информации, выискивают – ну хоть фразочку какую, ну хоть полфразочки… 

Чтобы, после того, как не ведающий о проводимом расследовании Вася Пупкин рассказал по телефону своему брату в Оймяконе старую, советских времен шутку: "Хочешь попасть в Америку? Иди служить в ракетные войска!", тут же обрадованно ухватиться за это и раздувать скорее, скорее, больше, больше, увенчались двухлетние усилия по разработке объекта успехом, и вот уже звучит в бумагах для Большого Жюри, что-де вот телефонная запись, и на ней – вы послушайте! – Вася Пупкин выражал желание забросать Америку ракетами! А он, храбрый агент, это все, в результате кропотливейшего труда всего его ведомства, обнаружил и героически пресек.

И на полном серьезе все это, наблюдаешь и не веришь, неужели это все взаправду, неужели не видно, что все эти люди потеряли связь с реальностью, заигрались в эти свои игры, как будто все они коллективно сошли с ума… 

И все эти присяжные из Жюри будут кивать головами (да и то недолго – подсчитывали, что приносят им пачку обвинений и не больше нескольких минут уходит на одобрение каждого, конвейер), агенты – тоже, прокуратура будет радостно потирать потные лапки – как же, еще одно непыльное дело для карьеры, ну а судье по барабану, над ним не капает, да и сам он все понимает прекрасно – в судьи-то вылупился, скорее всего, из прокуроров. 

За тюремную индустрию и говорить нечего – этим чем больше людей будет посажено, тем лучше, тем прибыльнее, а акции компании из жиреющей индустрии частных тюрем уже давно котируются на биржах. Всем хорошо. Сосут деньги из бюджета под эту мазурку. Борются, так сказать, с преступностью. 

И чем преступность международнее, тем лучше – еще ж можно и полетать за казенный счет по разным странам. В погоне за этой самой преступностью, которую сами же и создают, в основном на бумаге, благо фантазии хоть отбавляй, да и Вашингтон этот бред поощряет изо всех сил – им-то там тоже кушать хочется. А то если не будет преступников и внешних угроз никаких, то на фиг они все нужны – раздутая до безумия армия и толпы разномастных силовых агентств и ведомств?

Эрих Мария Ремарк, немецкий
писатель (1898-1970).

Фото: akniga.ru

Сегодня, перечитывая "Триумфальную Арку" Ремарка, действия в которой развиваются в Париже в 1939-м в самом преддверии Второй Мировой Войны, я споткнулся о пассаж о тогдашней фашистской Германии, пассаж, поразивший своей полной аутентичностью нынешним временам. Ведь это, увы, о сегодняшней Америке:
"Полюбуйся! Они строят военные заводы и утверждают, что хотят мира. Они строят концентрационные лагеря, а выдают себя за поборников правды. Политическая нетерпимость выступает под личиной справедливости, политические гангстеры прикидываются благодетелями человечества, свобода стала крикливым лозунгом властолюбцев. Фальшивая духовная монета! Лживая пропаганда!... Гордые идеалы в руках подонков. Откуда здесь взяться честности?..."
Разошлись они в последние годы не на шутку. А я вспомнил, как в 1999-м агент ФБР, выступая по теперь уж давно закрытому одному старому делу, размахивал на суде в Майами показаниями почтового работника U.S. Postal Service, в которых было написано, что-де сотрудники моей компании, гады такие, отправляли очень много посылок в разные страны, и даже – представьте себе! – "врагам в Югославию". Тогда как раз Штаты вовсю развлекались бомбежками на Балканах. 

В 1999-м году судья рассмеялся с этой бумаги. А сейчас – нет, не рассмеялся бы, пришили бы еще если не терроризм, то пособничество врагу. Что-нибудь бы придумали. Довольно-таки изменилась Америка за последние 15 лет.

Ну а по нынешним временам все проще: после обязательного маски-шоу – с автоматами, вертолетами и вооруженным захватом силами толпы из пары десятков храбрых агентов самого Васи Пупкина, его семьи и мирных невооруженных домашних животных, включая говорящего попугая (а вдруг что-то знает и проболтается?) – обалдевшему от всего, посаженному к нам или в какую другую тюрьму (а то еще в одиночку засунут, чтоб наверняка совсем уж ни с кем контакта не было, потому как легче прессовать ошалевшего от ареста, ничего не знающего о системе и ее методах человека; а с адвокатом – только через стекло, пару часов в неделю, и то, если повезет) Васе Пупкину выдают состряпанное и одобренное Большим Жюри (а протоколов этого Жюри не добиться – как закрытая инквизиция прямо) обвинение на руки – что светит ему лет 200-300, а если пойдет на сделку с "правосудием", то может отделаться десятью-пятнадцатью годами, а если сдаст с десяток все равно кого (лишь бы новые кейсы прокуратура могла открыть, им бы количество, да покрупнее, чтоб раздуть истории), то может и всего несколькими годами отделается, а то и вообще выпустят, как почти своего. Вот и весь нехитрый бизнес.

Кадр из фильма "Нулевая видимость 30". 
Фото: dailyawards.com

В газете Los Angeles Times за 16-е декабря опубликовано интересное письмо Robert-a Silver-a из Лос-Анжелеса, который комментирует вышедшую за два дня до этого статью "Bin Laden movie heats up CIA torture debate" про новый фильм "Нулевая видимость 30":
"С появлением этого фильма, драматизирующего события по поимке Осамы бин Ладена мы уже достигли точки, после которой мы рутинно обсуждаем целесообразность пыток, вместо того, чтобы осуждать их допустимость с точки зрения морали.
Из страны, которая восхищалась James-ом Cagney, не выдавшим под пытками нацистов секреты D-day ("Дом 13 по улице Мадлен"), мы превратились в страну, которая открыто приветствует пытки, если они приносят результаты. Мы были страной, которая осудила Гитлера за его нападение на Польшу; а совсем недавно мы сами оккупировали Ирак под тем предлогом, что мы имеем право нападать на другие страны первыми.
И ведь те, кто пропагандирует эти новые американские ценности, утверждают, что именно они – настоящие американцы." 
Джордж Буш-младший и  
Гарри Каспаров.
Фото: jimwestonchess

Когда я читаю или слышу уверенные высказывания Валерии Новодворской или подавшегося в политику Гарри Каспарова (ах, как же было неприятно видеть пару лет тому назад в The Wall Street Journal фотографию, где он в обнимку с Бушем-младшим) или кого угодно другого, о том, что в США-де все по закону, мне уже даже не смешно от такой наивности. Я просто пожимаю плечами, понимая, что человек полностью не компетентен в этом вопросе, не знает и не понимает о чем говорит, да и зачастую не хочет знать и понимать, его устраивает только та Америка, которая сложилась в его голове, она ему удобна, а не та, которая существует на самом деле.

Разве можно верить вообще чему бы то ни было из того, что говорит страна, или любое из ее ведомств, или любой из ее чиновников, которая, под откровенно лживыми предлогами, на глазах у всего мира нападает на другие страны, дербанит их в свое удовольствие, убивает и выкрадывает по всему миру тысячи людей просто так, рутинно, нагло и откровенно нарушая законы суверенных стран, и крича при этом о свободе, равенстве, братстве, демократии, справедливости и всеобщей любви? Неужели есть еще кто-то, кто этого не видит? Или не хочет видеть? Очевидно, что есть. Пора вспомнить сказки Андерсена: а король-то голый…

И вот гляжу на очередного такого Васю Пупкина, ждущего свои 10-200 лет, и вспоминаю, сколько тысяч их таких уже видел, и всё всегда одно и тоже, одни и те же сценарии… И скажи я ему, что год ему прибавили, так и глазом не моргнет, усмехнется равнодушно и скажет: "Ну и что?"

Но все же, Новый Год скоро. Хотя я знаю заранее, как он пройдет.

31-го декабря будет обычный день, только, возможно, к ночи вертухаев будет в два раза больше, чем обычно, а в полдесятого вечера разгонят всех из холла по камерам. В 10 вечера, крикнув, чтоб все вставали у своих шконок, пройдут вертухаи с вечерним пересчетом, заглядывая в окошки камер. В полночь, на самый Новый Год, латиносы и местные снежки начнут неистово орать и лупить в двери камер ногами, и грохот будет стоять по всей тюрьме, но дело это нелегкое, так что минут через десять все устанут и успокоятся. Ну, еще немного покричат друг другу из камеры в камеру "С Новым Годом!". И на этом все.

Я же, может быть, подойду к амбразуре и посмотрю на соседний тюремный корпус и уснувших в амбразурах голубей. Может снег будет, хотя вряд ли. Так что просто посмотрю в ночь и, насмотревшись, скажу своему сокамернику Зарику: "Что, Зарик, опять с Новым Годом?" "Вроде как…" – усмехнется Зарик, читая книжку. Сейчас он на середине толстого тома цитат Уинстона Черчиля: "Churchill by Himself", так что, думаю, до Нового Года не успеет закончить.

А потом заберусь на свою верхнюю шконку и я (над тобой никого, потолок только, люблю верхние шконки), переберу и перечту последние письма от родных и друзей. Может даже несколько открыток новогодних прорвется – что ж, можно на дверь камеры их прикрепить, до утра. 

А потом – пожалуй, почитаю. Что-нибудь душевное. Вот, может быть, из лежащих вдоль шконки выберу "Курсив мой" Нины Берберовой или же "Три товарища" Ремарка. 

Такой вот Новый Год.

С которым всех и поздравляю!



_________


Вид за бортом: Снега так и нету, лишь чайки белые

Музыка: Наталья Дудкина и Мышеловка "Старый Новый Год"


Фильм: "Операция "С Новым годом!""

Мультфильм: "Дед Мороз и лето"



Print Friendly and PDF

1 комментарий:

  1. Система придуманных дел существует , существовала и будет существовать везде и в практически любой стране. Другое дело – размах – этого явления.
    Тебе очень удаётся переплёт фактов с личными эмоциями – это глубоко трогает за душу.
    Эта вещица мне понравилась больше других

    ОтветитьУдалить

Пожалуйста, указывайте свое имя (уж какое укажете).