четверг, 11 декабря 2014 г.

Опять карцер

"Опять двойка". Художник: Федор Решетников.
19-го ноября загремел в карцер. Как надолго неизвестно. Связи с внешним миром нет, но почту приносят.











Print Friendly and PDF

вторник, 11 ноября 2014 г.

Письма нежные

 Хроника текущих событий 13 августа 2014

11 лет, 5 месяцев, 19 дней со дня ареста
Тюрьма FCI Lompoc, Калифорния
автор: Роман Вега

"Письма нежные
Очень мне нужны
Я их выучу 
наизусть..."
(из песни)

Настоящую цену письмам знают только те, кто ожидал их из дома, с Большой земли, с воли, от родных и друзей, будучи на фронте, в армии, в тюрьме, да еще, пожалуй, знают эту цену моряки и полярники. Особенно в до-интернетовскую эру.

Но еще пронзительнее, по-настоящему, цену нашим письмам знают наши матери и те, кто нас любит, те, кому мы действительно дороги. Особенно если эти письма, опять же, от тех, кто давно в плавании, или на зимовке, либо же на фронте, в армии или в тюрьме. Раньше, до Интернета и до развала Союза, в этом списке была еще и эмиграция.

Как же ждут их, эти письма... Как замирает сердце, когда решаешься открыть почтовый ящик и заглянуть внутрь, с надеждой: нет ли долгожданного конвертика? И как волной радости захлестывает сердце, когда есть... Те, кто нас любит, прижимают полученные от нас письма к груди и улыбаются, и счастье окутывает их души светлым облачком. Зачастую для счастья нужно так немного... Чтобы были письма, и чтобы они почаще приходили. Или хотя бы изредка... 

Как сообщают с воли, с начала лета 2014-го наша тюрьма стала рутинно возвращать отправителям нашу почту. Возвращали почти все подряд конверты, обычно без объяснения, но иногда со штампиком: "адресат неизвестен". Что, конечно, не добавляло спокойствия родным и друзьям: раз адресат неизвестен, то значит что-то случилось, куда-то делся.

Нам здесь в тюрьме не сообщают, что наша почта отправляется обратно адресатам. Хотя по закону, если что-либо из почты тюрьма перехватывает или отсылает обратно по каким-либо причинам, то мы должны получать уведомление стандартной формы: что, мол, то-то и то-то не пропущено по таким-то и таким-то причинам.

Не пропускают слишком эротические фото и "контрабанду", под которую подпадает все на свете, кроме писем, открыток (обязательно подписанных, пустые – нельзя), документов и распечаток с Инета.

Книги теоретически пропускают, но лишь высланные напрямую книжными магазинами или издательствами. Хотя книги, которые тюрьма посчитает нужным "не пущать" – тоже не пропускаются, часто без объяснения причин: этой весной раз пять возвращали обратно в Amazon книгу "Darkmarket".

То, что почта перестала приходить, мы заметили, конечно, сразу. За лето бывали дни, когда на хату из 80-ти человек приноcили всего одно-два письма или вообще ничего, вместо обычных пары десятков конвертов. Явно происходило что-то ненормальное.

Как оказалось, причина была в том, что у половины наших тюремщиков были летние отпуска, штат оказался урезан, и те пару человек, что сидят на приеме почты, не справлялись с потоком, вот и было им легче ее сразу вернуть обратно, вместо того чтобы напрягаться, сортировать и передавать нам. Вернуть же легче, чем работать. Меньше усилий. И еще конечно просто потому, что им это сходит с рук. Хотя по их собственным инструкциям, да и по федеральным законам, таких вещей они делать не имеют права.

Но если будем вякать, писать жалобы в управление тюрем и выше – закроют в карцер или устроят серьезный шмон, отобрав все на свете, или подготовят провокацию, в результате которой может и срок прибавиться. Или устроят дизель-терапию: будут раз в неделю из тюрьмы в тюрьму возить по всей стране, без вещей и без какой-либо связи с волей. Жизнь на этапе не сахар, даже в Америке. А чтоб не жаловался. Демократия ж. Местного разлива. Обычные методы.

Причем жалуйся – не жалуйся, по любому вопросу не докажешь и не добьешься ничего. На запрос сверху или особенно с воли будут дружно врать, что мол ничего такого не было, еще и под присягой на суде дадут показания. Уже, увы, играли в эти игры, по разным поводам. Много раз. Система намеренно так устроена, что всегда результат один "бодался теленок с дубом".

Так что если посланный Вами конверт вернулся, просто перепакуйте по новой и отправьте по второму разу. Есть вероятность, что этот раз будет более удачным: с отпусков тюремщики уже повозвращались, почту стали отдавать. Чему все страшно рады, ждут же этих писем, как манну небесную. Многие вообще только и живут письмами из дома, от письма до письма. Отбери у них это дело, и мир рухнул, долго не протянут.

Но какой бы лживой и лицемерной эта система звездно-полосатых тюрем ни была, все же как замечательно, что можно нам получать и отправлять письма, даже если и с ограничениями, цензурой, перехватами и "случайными" потерями. Да и спецотдел имеет место быть на страже, выискивая в письмах разное, зачастую – по заказу прокуратуры, чтобы сочинить новый срок. Потому что им легче придумать новый срок на того, кто уже сидит, чем ловить свежую жертву.

Но ведь и совсем не то, что было в 1930-1950-х у нас по лагерям: тогда если не совсем без права переписки, то разрешали отсылать и получать лишь по одному письму в год, да и то не везде и не всегда. Так что по сравнению с теми временами – живем мы здесь, по американским тюрьмам, в письменном раю.

И письма иногда доходят, и дни идут за днями.

На зоне, в отличии от пересыльных и следственных тюрем, новые люди заходят редко, да и событий случается мало: все друг друга более-менее уже знают, рутина, все устаканилось.

Полторы тысячи человек – это вроде много, а на самом деле получается, что все время рядом с тобой и вокруг одни и те же несколько десятков лиц. Ведь кучкуемся по группкам, как в Индии – кастовые отношения, в том числе и в столовой за столами. Все знают, кто где сидит, а новеньким сразу разъясняют что к чему, за чужие столы никто не садится.

Распределение по столам такое:
  • белые проверенные – это наш стол: те, кто показал свои судебные документы, и все убедились, что человек чист – не "чомо" и не "крыса"
  • белые непроверенные (кто документов не показал)
  • белые – христиане-фундаменталисты
  • белые-"крысы", которые точно сдали кого-то, дав показания на суде против своих друзей или родных, тем самым купив себе срока поменьше
  • белые-"чомо" (от "child molester") – разномастные педофилы, аж три стола, где-то 600 голов их у нас на зоне
  • негры такие, негры сякие, в том числе и растафарианцы с Ямайки
  • группа, называемая "другие", в которую входят различные азиаты (Китай, Вьетнам, Лаос, Корея, Япония) и островитяне с Гаваев и разных стран Тихого океана (Тонга, Самоа)
  • религиозные евреи (нерелигиозные по различным "белым" столам сидят)
  • мусульмане (арабы, негры и одинокий босниец)
  • мексы "пайсы" и прочие латиносы (Мексика, Сальвадор, Гватемала, Никарагуа)
  • обамериканившиеся "белые" мексы
Такое распределение, как бы по кастам – конечно, не приказ по тюрьме, но вовсе и не блажь наша. Все это получается спонтанно, как бы само собой. Разделение по группам, намеренное избегание общения с определенным категориями – самозащита. Потому что нельзя даже о погоде разговаривать с некоторыми персонажами. И нельзя разговаривать, ни о чем, с тем, кого ты не знаешь, о ком у тебя нет более-менее точных сведений – кто он и что он. Как у Бабеля Грач спросил у Бени Крика: "Кто ты, откуда ты идешь и чем ты дышишь?" В нашем случае: за что получил срок, какая официальная версия, как все происходило на самом деле, как вел себя во время суда и следствия, не продал ли кого? И не засланный ли казачок? А то всякое бывает.

Тот, кто сдал кого-то один раз в процессе суда и следствия, выторговывая себе меньший срок, сдаст и второй, как только ему представится такая возможность. Особенно если за это ему пообещают серьезную дополнительную скидку со срока или – в некоторых случаях, для особо рьяных – выход на свободу. И даст такой против тебя совершенно любые показания, которые ему прикажут. Система так устроена, что поощряет подобную практику – придумывание новых уголовных дел на уже сидящих, по постановам, "за слова".

По американским тюрьмам в среднем каждый восьмой зека – подобный информатор, выискивающий что бы принести куратору, а вдруг похвалят. Вот и рыщут по зоне, как те собаки: какую кость ухватят, ту и тащят в будку.

Очень разномастным агентам с прокурорами это удобно и сладко: ловить не нужно, расследовать не нужно (сами ж сочиняли сценарий, что там расследовать), а криминальное дело и посадка жертвы засчитываются как настоящие. Криминальные дела для них не пахнут, как и те деньги и прочие блага, которые за это получают. А совесть и душа? Да нет уже этих понятий у этой категории здешних звездно-полосатых существ. На их месте давно и надежно укоренился доллар, который, идя рука об руку с желудочно-кишечным трактом и железами внутренней секреции, и рулит абсолютно всеми их поступками и побуждениями. И страшно то, что такими же они хотят сделать всех нас, весь земной шар. 

Вот время от времени и обнаруживается, что то один, то другой очередной ищущий возможности сократить свой срок сиделец, заведя дружбу с кем-то, через какое-то время дает на него показания своему "куратору" – ФБРовцу или какое там агентство его садило. Что, мол, вот найден и окучен перспективный объект для состряпывания на ровном месте уголовного дела, и что говорил объект о том-то и том-то: что после долгих уговоров согласился (кивнул) продать (или купить) эшелон с наркотиками или ракетами, или что ненавидит Америку со страшной силой и собирается взорвать всех сенаторов, для чего изучает телепатию, или что готов помогать Северной Корее, Аль-Каиде, Китаю или России.

Тут возможны варианты, в зависимости от того, кто сейчас по разнарядке враг, на кого в текущий момент открыта охота и дана из Вашингтона команда "фас!". СМИ подхватывают, и понеслась очередная умело раздуваемая истерия. И все сразу знают кого сегодня нужно ненавидеть, и кто виноват во всех бедах страны.

В обмен на скидку в несколько лет со срока, или даже на полное освобождение, такой боец готов "услышанные" слова подтвердить на суде под присягой. Бартерный обмен: посади несколько человек, да придумай такие показания, чтобы агенты с прокуратурой могли на их основании срока побольше навалить, да дела чтоб звучали погромче – и тебя не посадят (это для тех, кто пока на воле), или выпустят (для тех, кто уже сидит). Такой вот нехитрый, четко налаженный бизнес.

Даст такой показания о ком-либо своему куратору – и все, пропала птичка, ставится намеченный человек в разработку. Главное, чтобы был сам факт разговора между охотником и жертвой, а о чем там на самом деле говорили – неважно, важно, что есть "свидетель", который придумывает все, что нужно, прокуратуре, и который готов дать показания на суде. И будет стараться изо всех сил, ведь если не придумает красиво и убедительно, то тогда не засчитываются ему его старания. Но обычно прокуратура и агенты подсказывают, как надо все делать и говорить, так что даже очень тупые справляются со своей ролью. 

Здесь же открывается на жертву новое дело, при этом все участники этого маскарада: агенты, обвиняемый, дающий показания, прокурор, адвокат, судья – вполне ясно осознают, что преступления никакого не было, и скорее всего и слов-то никаких не было, а была постанова, театр. Но за этот театр человек получает, сверх уже имеющегося, дополнительный новый срок, самый что ни на есть реальный и, как здесь принято, совершенно невменяемый по количеству лет.

Того, кто дал показания – выпустят или снизят срок на сколько-то там лет, при этом, конечно, переведя досиживать в другую тюрьму, и скорее всего до конца срока его будут прятать в одиночке. А агентам и прокуратуре засчитывается новое "раскрытое" дело, за что им разные пряники, повышения и зарплата. И продолжающееся финансирование из бюджета всего балагана. Все при деле.

Министерство Юстиции США опубликует очередную победную реляцию, вслед которой газеты, прочие СМИ, а следом за ними разные "полезные идиоты" на форумах и блогах радостно и привычно раструбят о раскрытии очередного страшного заговора. Обыватели, смотря в экран зомбоящика или в газету, одобрительно покивают головами, что да, мол, вот ведь как хорошо работают родные американские спецслужбы, полиция, прокуратура – заговора раскрывают, преступников ловят вовсю, охраняют покой честных американских налогоплательщиков. А, покивав, будут еще с большим послушанием и энтузиазмом вкалывать на трех работах и платить налоги. С которых оплачиваются очень и очень нехилые зарплаты и прочие радости всех этих судей и прокуроров с агентами, сочиняющими дела. Самодостаточная система. Лохотрон, в котором роль лохов играет население Соединенных Штатов и добрая часть мира.

А то бывает, что на такого добровольца навешивают магнитофон с проводами, и он специально ходит по зоне и заводит провокационные разговоры со всеми, кто с ним готов общаться. Не дай бог с таким заговорить и сказать хоть слово – все перевернут с ног на голову и будешь виноват в том, о существовании чего до этого даже не подозревал. И никому ничего не докажешь. Н-и-ч-е-г-о. Система это все прекрасно знает, и на этом, собственно, и держится.

Увы, это не единичные случаи, а налаженная, почти никогда не дающая сбоев машина, исправно сыплющая отруби в кормушку для огромного количества народа, живущего с этого звездно-полосатого "правосудия". Причем живущего очень роскошно. Перекачивание денег налогоплательщиков через казну в собственные карманы под предлогом борьбы с преступностью. И ничего больше. Никаких других целей. Все остальные слова, которые говорятся и провозглашаются с высоких трибун – не более чем занавесочка для лохов: для собственного населения и для всего остального мира. Хотя мир, слава богу, уже начал прозревать. Да и пора уж, пока не оболванили и не обездушили весь земной шар, по образу и подобию своей страны...
Да, садят и какое-то количество реальных преступников или тех, чьи действия подогнали под понятие преступления, и встречаются по тюрьмам в немалом количестве экземпляры, достойные внимания Ломброзо, но все это как бы невольный побочный эффект, а не raison d'être существования посадочной системы.

Впрочем, вернусь к нашей тюрьме.

C неграми-мусульманами интересный момент: те из них, кто только здесь, в тюрьме, по-быстрому, принял Ислам по упрощенной версии, вступив в "Нацию Ислама", мечутся между негритянскими и мусульманскими столами, как в том анекдоте про конкурс среди зверей в лесу: кто умный – налево, кто красивый – направо, а обезьянка расплакалась от того, что не могла разорваться, чтоб ей и к умным, и к красивым.

Все примелькались, пообтерлись, рассортировались, кто что из себя представляет и что от кого ожидать – тоже знаем. У каждого какая-то своя собственная устоявшаяся рутина, сложившаяся уже в тюрьме. И день за днем одно и то же.

Так и живем: от открытия бараков до закрытия, от обеденной раздачи почты, до следующей раздачи, от поголовного пересчета до следующего пересчета, от открытия "ярда" до закрытия, от заката до восхода. День за днем, бесконечный "день сурка".

    Так и живем. То платим, то не платим

   За все, что получаем от судьбы,
   И в рубище безмолвные рабы,
   И короли, рабы в парчевом платье.
   Так и живем, не слыша зов трубы.1

Как зеркало пруда изредка и ненадолго разбивает упавший лист или прыгнувшая лягушка, бывают в этой череде одинаковых дней разные большие и мелкие события, которые недолго обсуждаются и здесь же забываются: драки, кто-то умер, кого-то посадили в карцер, кто-то отсидел свой срок и вышел (бывает и такое).

Gregory Block "Violin Concerto In E". Фото: Gallery 1261
Все события равнозначны. Что на завтрак – обсуждают с вечера. Очень немногие могут позволить себе докупать еду в ларьке. И дальше: кому отказали по апелляции, кому придумали новое дело, какие в ларек завезли новые станки для бритья, какие именно книги в библиотеке опять выбросили в мусор, по какой причине второй этаж блока X полдня шмонали со страшной силой, выгнав всех на улицу, какое по телевизору завтра новое шоу, и игры каких команд по бейсболу, американскому футболу, баскетболу сегодня. Каждый день по стране кто-то с кем-то играет, и спортивный канал телевизора не выключается. Ползоны делает ставки, как и по всем тюрьмам Америки. Многие, как и на воле, просто помешаны на играх и живут только ими, без никаких других интересов и желаний, весь свой немалый срок просиживают у телевизора, тупо смотря в экран. 

А на следующий день опять по кругу, и опять, и кажется, что только вчера была суббота, а завтра снова она, и почты не будет ни в субботу, ни в воскресенье...

В этом ряду и обсуждения в Конгрессе на предмет возможного пересмотра законов, чтоб не такие безумные срока наваливали, и запущенный сегодня на орбиту спутник WorldView-3. Стояли минут десять, задрав головы вверх, полтюрьмы высыпало, шикарное зрелище: ракета Atlas V набирала высоту, громыхая, выше и выше, и вот звук пропал, но ее еще было видно. Красота.

Все федеральные зоны-тюрьмы в США, кроме одной, расположены на территории военных авиабаз. Так и наша тюрьма – внутри авиабазы ВВС Vanderberg. Зато вот такое шикарное зрелище – вывод на орбиту спутника. Пишут, что будет он там кружиться лет семь, размеры его 6 на 7 метров, весит под три тонны и способен сквозь любую облачность различить на земле 30-сантиметровый объект. Во как.

Стоящий рядом мой "бáнки"2 (сосед по шконке – я наверху, на втором ярусе, а он – внизу), двадцатипятилетний негрик с дредами, из какой-то их банды (дали срок за продажу наркоты, немного – 10 лет), в тюрьме уже перешедший в Ислам по облегченной версии, глядя в голубое небо, которое у нас тут зимой и летом одним цветом, вздохнул печально: "Да что ж это такое, сколько сижу тут, погода одинаковая... Хоть бы гроза какая-то, или, допустим, снег пошел..."

Засмеялся я, глядя на этого, в целом неплохого и безвредного снежка, и вспомнил, как Владимир Козловский писал в недавней статье про Обаму, что тот Аляску может и отдать России, так как "у нынешнего президента нет органической связи со снегом".

Что ж, спутник на орбите, а почта мне сегодня опять не принесла ничего.

Впрочем, какой-то тонкий ручеек почты все же прорывается, как вот доставленный номер газеты Wall Street Journal за 12-е августа, порадовавший на удивление обстоятельной статьей "America Busted" by Gary Fields.

И вот какие поразительные, если задуматься, вещи пишут о происходящем на этой звездно-полосатой части суши: "Over the past 20 years, authorities have made more than a quarter of a billion arrests, the FBI estimates. As a result, the FBI currently has 77.7 million individuals on the file in its master criminal database - or nearly one out of every three American adults. Between 10,000 and 12,000 new names are added each day."

Вот такая петрушка тут у них на воле – 77.7 миллионов, то есть каждый третий житель страны, числится у ФБР преступником. Как сказал, прочтя эту статью, тянущий 18-летний срок белорус Паша: "Получается, что в среднестатистической американской семье из трех человек один – наверняка преступник."

Но не только ФБР кормится с бюджета, хватает куска и другим агентствам... Соревнуясь за бюджетный пирог, выискивают угрозы внешний и внутренние, а за неимением – умело их создают сами. Уж мы-то знаем. Все это, конечно, за счет своего населения, и, увы, за счет всего остального мира.

Дабы не расстраиваться еще больше, вспомню Марину Цветаеву с ее "глотатели пустот – читатели газет", и на сегодня со здешней "свободной" прессой с ее безумными новостями, сочиненными "по мотивам реальных событий", нужно завязывать, а то как бы, не дай Бог, не нарваться в Wall Street Journal на очередную статью совсем потерявшегося Гарри Каспарова.

А пойду-ка лучше возьму пачку старых писем, присяду на лавочку и, поглядывая на плывующие неспешно по небу смешные пушистые облака, перечту несколько, доставая конверты наугад.

Благотворительно для души.


_________

Примечания:

1 Г.Л. Олди
2 "bunk" – двух- или трехэтажная металлическая кровать, часто бывает сваренная из листового железа.

_________

Песня: Александр Галич "Облака"

Рассказ: Антон Чехов "Ванька"

Эпистолярное: Соловецкие письма Павла Флоренского

Эпистолярное: Письма Юрия Галанскова из лагеря 

Видео: Запуск ракеты Atlas V с авиабазы Vanderberg




Print Friendly and PDF

вторник, 2 сентября 2014 г.

Твой крест


11 лет, 6 месяцев и 8 дней со дня ареста
Тюрьма FCI Lompoc, Калифорния

Путь Христа на Голгофу
На жизненном пути, в любом из мест
бывало то забавно мне, то лестно,
что многие мне свой совали крест,
надеясь понести его совместно.

- Игорь Губерман

Одному человеку казалось, что он живет очень тяжело. И пошел он однажды к Богу, рассказал о своих несчастьях и попросил у него: "Можно, я выберу себе иной крест?"

Посмотрел Бог на человека с улыбкой, завел его в хранилище, где были кресты, и говорит: "Выбирай".

Зашел человек в хранилище, посмотрел и удивился: каких только здесь не было крестов – и маленькие, и большие, и средние, и тяжелые, и легкие. Долго ходил человек по хранилищу, выискивая самый малый и легкий крест, и наконец нашел маленький-маленький, легонький-легонький крестик.

Подошел к Богу и говорит: "Боже, можно мне взять этот?"


"Можно", ответил Бог. "Это твой собственный и есть. Ты с ним пришел."


Print Friendly and PDF

пятница, 8 августа 2014 г.

Тюремный дневник: 8 августа 2014

11 лет, 5 месяцев и 14 дней со дня ареста
Тюрьма FCI Lompoc, Калифорния

07:00   На завтрак выдали по банану из Гондураса, как было написано на наклейке. Брэнд – "Амиго". Еще, бывает, кормят нас бананами из Коста-Рики, Мексики и Гватемалы. 

Худощавый немец Фриц сегодня напротив меня примостился со своим подносом. Он из бывшего ГДР. Знает семь языков свободно, включая русский. Даже акцента особого нету, и слова не путает, как некоторые наши. Тянет Фриц тридцатилетний срок – за попытку ограбления банка. Нет, при этом не убил никого, даже не стрелял. И попытка не удалась. И никто не пострадал. Просто судья решил дать 30 лет. Из которых 15 уже отсижено, осталось меньше половины. Надеется, что разрешат по treaty transfer перевестись в Германию досиживать, ну а там совсем другой коленкор, отношения более человеческие, в камерах компьютеры, а бывает, что отпускают на выходные по домам, как рассказывали сидевшие у немцев ребята. 


У сидящего рядом калифорнийца Сережи, двадцати с чем-то лет от роду, которого привезли в Штаты совсем маленьким, с русским языком не так хорошо, как у Фрица, путается в словах, но старается корректировать, да и читает на русском потихоньку. Дал ему "Азазель" Бориса Акунина. Сережа – социалист, есть среди здешней молодежи такая когорта. Из не прикоснувшихся к социалистической реальности на своей шкуре. Получил он небольшой срок – за то, что во время прокатившейся по Штатам волны протестов "Occupy Wall Street" швырнул самодельный коктейль Молотова в полицейскую машину. В машину попал, но бутылка не разбилась и не загорелась. Нет у здешних социалистов боевого революционного опыта. Сережа же взялся вести занятия по йоге, чему я очень рад, потому как у меня самого нет времени заниматься с народом, а пристают, так теперь вместо того, чтобы просто отказывать – посылаю всех к Сереже. Есть у него и свой веб-сайтик снаружи: lightbulbscene.com


11:00   Iain M. Banks "Surface Detail". Ох, как это знакомо… Прям как мой нью-йоркский суд, да и разные прочие ситуации за пару десятков лет. Уроды у власти всегда одинаковы, все шаблонно: 


http://www.amazon.co.uk/gp/product/1841498955/ref=as_li_tl?ie=UTF8&camp=1634&creative=19450&creativeASIN=1841498955&linkCode=as2&tag=romvegajou-21"Did he really expect to be taken seriously with this mass of lies?
They were not lies. He wished that they were. He did not necessarily expect be taken seriously because he knew how monstrous and cruel it all sounded, and how much many different interests did not want the truth to be known. He knew that they would do all that they could to discredit both him personally and what he was telling people."

"Insult, like many such feelings, is experienced in the soul of the person addressed; it is not something that can be granted or withheld by the person doing the addressing."


13:00   Выдали зарплату за июль. $5.25 за месяц. Столько же я получал в тюрьме FDC Dublin в 2007-м, где заведовал юридической тюремной библиотекой. В этой же тюрьме я садовник. На радость залетающим колибри смотрю за цветами и травой. Трава пока еще не искусственная. $5.25 в месяц – это сколько ж в рублях? На днях прочел в статье Баймухаметова, что "чертой бедности считается прожиточный минимум, который на сегодняшний день определен в сумму 7 тысяч 95 рублей в месяц." То есть я явно за чертой. 


Теперь можно ломать голову – как же потратить этот месячный заработок. Можно потратить на один пятиминутный звонок – в Крым – при здешних тюремных расценках 99 центов за минуту, обойдется это в  $4.95. А вот с остающимися тридцатью центами что делать? В тюремном ларьке на них ничего не купить. Что ж, значит буду копить. Как Тыквочка в "Чиполлино" копил на покупку одной кирпичины в год, на дом.


Хотя нет, звонить не буду. Потому как зубная паста заканчивается и мыло тоже – при ларьковых ценах хватит или на то, или на другое. Значит дилемма: что важнее – чистить зубы или купаться с мылом. Пошел думать. 


Vandenberg Air Force Base. Фото: wikipedia.org
Почти все федеральные тюрьмы расположены внутри территорий авиабаз. Наша тоже – в пределах Vandenberg Air Force Base. Объявили с утра, что вчера прорвало там какую-то трубу, по которой вода поступает на авиабазу и к нам. И что воду из кранов пить нельзя. Кипятить 5 минут. А где ж, интересно, ее кипятить, если кипятильников и вообще ничего для этого нету. Были микроволновки – по одной на этаж, и те забрали. Можно сделать кипятильник из лезвий, понятно. Или развести костер. Но и в том, и в другом случае моментально пойдешь в карцер. Так что будем жить без воды пока. 

18:00   Раскопки старых папок с бумагами, лежащих не разобранными еще с Бруклина, порадовали разным интересным: 


"With knowledge comes more doubt."
Johann Wolfgang von Goethe
Вот уж действительно. 


"No matter what side of an argument you're on, you always find some people on your side that you wish were on the other side." – скрипач Яша Хейфец


"Never tell your problems to anyone. Twenty percent don't care and the other 80 percent are glad you have them."
Lou Holtz

Очень печально, если так действительно устроен мир. Но все же надеюсь, что есть там место хотя бы для 1%, которые не относятся ни к той, ни к другой категории. 


"Freedom is the right to tell people what they do not want to hear."
George Orwell
Ага, и за это тебя обычно ненавидят изо всех сил. 


19:00   Сегодня взял в тюремной библиотеке "The Way of the World: A Story of Truth and Hope in an Age of Extremism" by Ron Suskind. Winner of the Pulitzer Price. Посмотрим, какой же, с его точки зрения, путь у мира. 


А на стене библиотеки обнаружил очаровательное объявление: "If you are going to steal a book, please sneak it back when you're done."


20:00   Случающиеся по здешним тюрьмам драки и стычки можно распределить на три категории: 

  • Убить тихо и быстро, один на один, желательно чтоб никто не видел. Обычно те, кто из белых банд.  
  •  Латиносы всех мастей специализируются друг на друге: толпа налетела, как стая саранчи, оставив на полу покалеченного и окровавленного, обычно одного из своих. На днях наблюдал опять этот спектакль.  
  • Массовая битва, обычно мексиканцы против негров, или же представители одной банды против другой. Иногда удается остаться в стороне. Обычно несколько покалеченных, трупы тоже бывают, но редко. После таких драк обязательно замораживают тюрьму на несколько дней, расследование, и все идут в карцер. 
21:00   Эдик-армянин принес августовский номер журнала "Здоровье" местного американского разлива (zdorovie.com). Даже есть кое-что достойное, помимо рекламы. Из статьи "Диагноз "самообман"":

"Самообман – занятие вредное, лишенное смысла, бесперспективное и затягивающее. На него подсаживаешься, как на глупый сериал. И через некоторое время обнаруживаешь, что сама как-будто играешь в каком-то дурном ситкоме, и все происходящее меньше всего напоминается твою настоящую жизнь. Но ты к этому привыкла…


Вранье себе нужно в основном для того, чтобы оправдать бездействие. А значит, оно тормозит движение, не дает развиваться. К тому же, ты оказываешься одновременно и обманщицей, и пострадавшей стороной, и такое раздвоение личности ничего хорошего не обещает. Для начала стоит проверить, не слишком ли часто и много ты обманываешь себя в разных сферах жизни… 


Мелкие проступки, которые мы великодушно позволяем себе ежедневно, в итоге вырастают в большие проблемы. Да, пару раз можно и опоздать или не сделать что-то по независящим от тебя причинам. Но день рожденья, как мы помним, бывает раз в году. Исключительные обстоятельства – тоже не каждый день. Распущенность можно объяснить только самой распущенностью и нежеланием работать над собой. А вот оправдать – чем угодно. Потому что затягивает. Не делать всегда проще, чем делать. Жаловаться легче, чем бороться. Злиться на другого – приятнее, чем на себя. 


И не то чтобы это все полностью устраивает, нет. Конечно, глубоко внутри сами собой недовольны… Но если честно признаться, что проблема в тебе самой, придется что-то делать. Хотя бы выводы – для начала."


_________

<< предыдущий               все дневники >>        

Print Friendly and PDF

понедельник, 14 июля 2014 г.

Правило двух минут

автор: Джеймс Клиар
 

Существует простая стратегия, с помощью которой легко и просто преодолеть привычку бесконечно откладывать дела. Большинство дел, которые долго откладываются, на самом деле не так сложно сделать. Ведь у вас есть талант и навыки для их выполнения, вы же просто не начинаете их делать по той или иной причине. 

Примените правило двух минут:


Часть 1: Если дело займет не более двух минут, то сделайте его сейчас

Удивительно, как много отложенных и переотложенных дел на самом деле могли бы быть давно сделанными всего за две минуты и даже меньше. Если задача занимает менее двух минут, то последуйте этому правилу: сделайте это прямо сейчас, немедленно. 

Часть 2: Когда вы начинаете новую привычку, к этому нужно приступить в течение двух минут.

Могут
ли все ваши цели быть достигнуты менее, чем за две минуты? Конечно, нет. Но каждая цель может быть "запущена" к выполнению в течение двух минут или меньше.
 

Может показаться, что эта стратегия является слишком мелкой для всех великих целей жизни, но это не так. Этот подход работает для любой цели, и причина тому – физика. Как сказал сэр Исаак Ньютон, объекты в покое стремятся оставаться в покое, а объекты, находящиеся в движении – стремятся оставаться в движении. 

Это так же справедливо для человека, как и для падающих яблок. Двухминутное правило работает для маленьких и больших целей из-за инерции. Как только вы начинаете что-либо делать, проще продолжать это делать. 


Правило связано с идеей о том, что хорошее случается, стоит только начать работу. Хотите стать хорошим писателем? Просто напишите одно предложение, и постепенно вы сможете писать и в течение часа. Хотите перейти к здоровому питанию? Просто съешьте один фрукт прямо сейчас, и вы сможете найти в себе вдохневение сделать полезный салат вместо того, чтобы бежать в МакДональдс за гамбургером. Хотите прочесть давно откладываемую книгу? Просто откройте ее и прочтите первую страницу. Вы не заметите, как пролетят три первые главы. Хотите бегать три раза в неделю? Просто надевайте кроссовки каждый понедельник, среду и пятницу. Выходите из дома. Так вы положите начало пробежкам, вместо того чтобы сидеть в кресле и пялиться в телевизор. 


Цена достижения любой цели – две первые минуты. Через которые нужно перешагнуть. 


"Tempus Fugit". Художник: James Christensen

Print Friendly and PDF

среда, 9 июля 2014 г.

Пирамидальное

автор: Виктор Смирнов

Полвека тому назад Абрахам Маслоу (кстати, русскоязычная фамилия Маслов) выдумал свою пирамиду потребностей в работе "Мотивация и личность". Суть идеи состоит в том, что каждый человек стремится к познанию и самоактуализации, к максимальному раскрытию своих способностей и задатков, но не может этим прекрасным делом заняться, поскольку над ним довлеют потребности более низкого уровня. И пока они так довлеют, бедняга вынужден тратить время на погоню за колбасой и другими, физиологически необходимыми ему вещами. Познание и самоактуализация, это вершина пирамиды Маслоу, а физиологические потребности, вроде еды и крыши над головой, безопасности личной и социальной лежат в ее основании. Посредине есть еще потребности в социальном статусе и престиже.

Сия теория утвердилась и на Западе и в России и более того, приобрела не только научное, но и идеологическое значение. В России стало легко утверждать, что русские люди не принимают прелестей демократии и открытого или гражданского общества по той причине, что слишком бедны. Заняты своей физиологией и до вершин духа попросту не добираются. А вот те, кто хапнул, свои первичные потребности удовлетворили, и как следствие развили высоты личности, потому и любят демократию. Московский офисный планктон по причине сравнительно высоких зарплат тоже высоко продвинулся. Впрочем, и на Западе точно так же "понимают", что они разумны и духовны, потому что богаты, а остальной мир беден, и следовательно копошится в грязи… должен копошиться, как минимум.

Вы думаете, я собираюсь критиковать теорию г-на Маслова? Вовсе нет! Я только внимательнее хочу взглянуть на вот эти самые первичные физиологические потребности.

Дело в том, что у человека, мельком взглянувшего на вышеозначенную пирамиду является представление, что физиологические потребности, это на самом деле минимум необходимого для выживания. Вот, типа, голодная смерть, а вот уже и каша с маслом. Все, потребность удовлетворена. Или вот тушка, замерзающая на январском ветру, а вот уже и теплый домик… опять же, можно подумать о высоком.

Все так, да не так.

Потребности, в том числе и эти самые, физиологические, вовсе не являются сегодня константой. Например, потребность в жилье, для жителя современного мегополиса, это вовсе не элементарные стены и крыша. Это и горячая вода, и электричество, торчащее из розетки, и даже фаянсовый унитаз. Засунь такого жителя в русскую избу, что топится по черному, а по "делам" только на двор ходить нужно, и несчастный будет испытывать именно физиологические страдания. Его потребность не будет удовлетворена!

Ровно так же и с пищей. Вы вот думаете, что 50 сортов колбасы
это дурная блажь диссидентских времен? Вовсе нет! Был определенный круг людей в те годы, которые попросту физически страдали из-за отсутствия этих многочисленных сортов. Почитайте сегодня их воспоминания! Они искренне утверждают, что в СССР они голодали, что недоедание было обычным делом. Слова эти, правда, разительно контрастируют с их же упитанными ряхами на фотографиях тех лет, но дело то не в объективном потреблении организмами белков, жиров и углеводов, а в том, что они ощущали, что недоедают.

У Кара-Мурзы есть прекрасный пример. В 1989 г. в Армении социологи опрашивали граждан о том, хватает ли им тех или иных продуктов питания, и 62% жителей республики заявили, что они явно недостаточно потребляют молока и молочных продуктов. В то время как реально они поедали 480 кг. молока и молочных продуктов (в пересчете на молоко) на душу, а например, те же испанцы, всего 140 кг.

Как мы видим, потребление даже простейших, основных продуктов питания обусловлено социально, и их недостача чаще является психологическим состоянием, а не реальным голодом (хотя и такое слишком часто в мире бывает, но мы сейчас не о голодной Африке, а о "сытых странах", к коим в те годы принадлежал и СССР).

Вообще, о том, что даже физиологические потребности относительны, догадались еще в Средние века. Не зря эти самые телесные нужды объявлены были наказанием за преступление. Есть одно гм… место у Блаженного Августина. "Мир не выполняет своих обещаний, – писал Августин. – Он лжец и предатель". (Блаженный Августин. О Граде Божием. Т. I.). Поставив любовь к самому себе выше любви к Нему, единственному, кто мог насытить его, человек стал рабом своих потребностей. Испортился человек, испортился и мир.

Мы можем вспомнить великих подвижников пошлого, тех же Средних веков. Они интуитивно понимали вышеописанную пирамиду Маслова, и ответ давали очевидный и действенный, известный как аскетизм. Они сознательно снижали уровень своих физиологических потребностей, удаляясь в пустынь, переходя на хлеб, воду да корешки всякие, легко удовлетворяли этот низкий уровень и тем самым открывали простор духу.

Пока я говорил о потребностях в еде и крыше над головой, но в современном мегаполисе и другие потребности стали физиологическими. Транспорт, коммуникации, даже досуг, все это сегодня имеет и физиологическую природу. И неудовлетворенность в их потреблении обрекает потребителя на поистине физиологическую муку. Мы слишком далеки от природы и в полной мере потребляем искусственный мир.

Итак, мы пришли к тому, что потребности имеют социальный характер, и здесь мы можем наблюдать, насколько наша эпоха отлична от прошлых времен. Дело в том, что и в древнем мире, и в Средние века и в России совсем недавно нормативные потребности были сравнительно устойчивы для различных сословий и устойчивых социальных групп. Как следствие, их было в принципе возможно удовлетворить. Обеспеченный крестьянин был именно обеспеченным крестьянином, нормативные потребности которого были удовлетворены. Рыцарем он стать не мог (с определенного времени), но по пирамиде Маслова поднимался, как минимум, на шаг вверх. Впрочем, и рыцарь – барон вполне мог удовлетворить все свои нормативные потребности.

Сегодня иначе! В Новейшее время родилась система, которая в принципе не позволяет удовлетворить свои, даже первичные потребности, манипулируя с этими потребностями и статусами. Это называется обществом потребления.

Итак, дефиниция! "Общество потребления"
это система общественных отношений, обрекающая членов общества на перманентную неудовлетворенность в потреблении. Искусственно удерживающая людей на первых стадиях пирамиды Маслоу.

Тут ведь просто. Голодным человека сделать можно двояким образом. Можно ограничить потребление, а можно и раздуть аппетит. И в том и в другом случае человек будет испытывать физиологические страдания, а именно – голод.

Мне могут возразить, что в ряде случаев речь может идти о статусном потреблении, а вовсе не об удовлетворении первичных потребностей, но на самом деле, проблема сложнее. Исследования по социальной психологии потребления сегодня обильны, как никогда. Фишбейн, Канеман, Лунт, Гутц и многие другие весьма скрупулезно изучили вопрос, как с социологической, так и психологической сторон. И на основе их работ можно однозначно утверждать! Общественная система такова, что потребитель, вынужденно ограничивший свое потребление, и именно любое потребление, в том числе тряпья и модных электронных фишечек, испытывает именно физиологические страдания, и его погоня за потреблением ни чем, с точки зрения эмоциональной силы не отличается от поведения несчастного, который недоедая, ищет себе всего лишь хлеб насущный.

Это болезненная, искусственная ситуация, нам русским в большинстве еще малопонятная. Но это факт. Это и есть общество потребления.

Взять, например, русского крестьянина начала XX – века по работам Александра Васильевича Чаянова. Любопытно то, что русский крестьянин имел достаточно четко определенное нормативное потребление. И пытался достичь именно его, но не больше. Вот что бы было, не хуже, чем у всех, и хватит. Для того, что бы достичь этого уровня крестьянин был готов напрягаться, кровь из носу, но когда уровень достигнут, мало что могло заставить его напрягаться дальше. Зачем? Чаянов показывает, как крестьянин отказывается даже от очень высоких поденных платежей, получив "нормальный" доход. Ведь и потребление его стабильно. Там же у Чаянова есть о богатых многолошадных крестьянах, которые все равно продолжают есть плохой, смешанный с чем-то хлеб, который едят и в беднейших избах, говоря что "чай не баре, все едят, и нам не стыдно". Как следствие власти интенсифицировали труд крестьян чисто фискальными мерами (теми же выкупными платежами), удерживая их на грани нищеты.

Я сейчас не восхваляю подобный подход, я вообще ничего не восхваляю, а всего лишь демонстрирую контраст с обществом, в котором мы живем, с обществом потребления.

Именно безумная, неостановимая и изнашивающая работа современного человека во имя потребления и демонстрирует нам, что потребление сегодня, это всецело именно первичное, физиологическое потребление, ибо человек работает точно как тот, кого непосредственно подгоняет голод. Он боится потери работы, как боялся бы ее человек, которому угрожает голодная смерть. Я, конечно, говорю о западном человеке, впрочем, и в России генерация таких людей растет.

И самое смешное, что об этом говорят с одобрением.

Кстати, замечу, что подобный труд, в массе своей отчужденный не следует путать с творческим трудом, где наградой человеку в первую очередь становится сам труд, само творчество. Хотя такая работа может быть не менее напряженной, но это совсем другой тип труда, к сожалению сегодня доступный лишь единицам.

А веду я свои рассуждения вот к чему!

Если, как я говорил, общество потребления искусственно задерживает людей – потребителей на самых низких уровнях лестницы Маслоу, и это означает, что оно ограничивает рост человека, ограничивает возможность человека к познанию и самоактуализации. Человек общества потребления, по сути, всегда нищий, перманентно нищий и голодный и не в состоянии поднять головы. И содержательный разговор с ним невозможен. Он может говорить только об одном. Как в поговорке, "кто о чем, а вшивый о бане". Он говорит о свободе, но на самом деле вся свобода сводится к свободе удовлетворять свой голод. В этом и есть суть западной трактовки понятия "свобода". Он рассуждает о правах человека, но все эти права в конечном счете лишь права на удовлетворение голода. Он говорит о государстве, о демократии, но на самом деле речь идет о государственном устройстве, которое позволит ему опять же удовлетворять свой голод. Не зря Американская революция (война за независимость) имела основанием вопросы распределения налогообложения и пошлин.

И самое любопытное, что он, в общем, своей сути никак не скрывает. Он строит то, что называется "гражданским обществом", прямо говоря, что объединяется с другими подобными ради достижения именно и только частного интереса, ради удовлетворения своего голода. Только мы, наблюдая этого зверя со стороны, замечая, что по "гамбургскому счету" он не то, что сыт, но и жирен чрезмерно, и пытаемся приписать ему какие-то иные, более сложные и глубокие мотивы, выдумывая их и философствуя над ними.

И он попросту не поймет вас, когда вы предложите другой язык в обсуждении вопросов свободы, морали, государства и общества. Ибо, насколько "сытый голодного не разумеет", настолько и голодный не может понять сытого. В этом смысле западная цивилизация ужасна. Это цивилизация вечно голодных, которые прут со всею силою, которую придает им глодающий их внутренности голод. Никакой компромисс с ними невозможен, ибо какой компромисс может быть с голодным, который в принципе не может насытиться. Их бы пожалеть, как жалеют любого голодного, но они опасны, как бешенные собаки, как вампиры. Они хуже того, кусаются, и заражают своей болезнью вечного голода иных, окружающих, как заразили они многих в нашей стране.

Так что жалость жалостью, но осиновый кол, вот единственный метод ограничить распространение болезни.

Впрочем, победить их не сложно, просто мы вовремя не поняли как, ибо не поняли, кто они. Дело в том, что голодный удивительно хитер, когда желает добраться до еды, но он не умен, ибо не в состоянии думать ни о чем, что не имеет отношение к еде. Голодного легко завести в пропасть, держа перед его носом кусок жаренного мяса. Но это уже техника.


_________

Первоисточник: LiveJournal Виктора Смирнова
 
Print Friendly and PDF

пятница, 4 июля 2014 г.

ГУЛАГ инкорпорейтед

Стрингерское Бюро международных расследований

В Соединенных Штатах сегодня живет 5% населения и сидит 25% заключенных всего мира. "Самая свободная страна" лидирует как по абсолютному количеству находящихся за решеткой, так и в процентном соотношении зеков на душу населения. В американских тюрьмах отбывает наказание 2,2 миллиона человек – это на полмиллиона больше, чем в идущем на втором месте Китае.

Тюремно-промышленный комплекс

Так или иначе, в работе тюремной системы задействован каждый пятидесятый американец, ведь эти два с лишним миллиона заключенных нужно одевать, кормить, лечить, охранять и обеспечивать им хоть какую, но крышу над головой. Годовой оборот этой индустрии превышает 70 миллиардов USD, а экономисты даже придумали для нее специальный термин – тюремно-промышленный комплекс.
Print Friendly and PDF

среда, 25 июня 2014 г.

Мертвые души



Обвинения, приговоры, срока и прочие чудеса американского правосудия 
Хроника текущих событий: 01 июня 2014 

11 лет, 3 месяца и 30 дней со дня ареста
Тюрьма FCI Lompoc, Калифорния

Из серии "Темницы", Джованни Баттиста Пиранези (1749)
"Скажите, годы предыдущей отсидки зачтутся в срок и новый суд в Сан-Франциско может добавить к сроку?"
- вопрос Юрия из Санкт-Петербурга


"Сколько стоишь ты,
Душа?    
Отблеск медного гроша"
Г.Л. Олди


По срокам и приговорам по разным криминальным делам, и что зачитывается, а что нет – ситуация на сегодня следующая:

На Кипре в 2003-м приговорили к полутора годам, которые там и отсидел, пока сражался против экстрадиции в Штаты. Этот срок не засчитываается в полученные в Нью-Йорке 18 лет, как не засчитывается и время, проведенное в той же тюрьме на Кипре уже после повторного ареста на пороге тюрьмы в 2004-м по ордеру Интерпола, выписанному по запросу из Вашингтона. 
  • По федеральному делу в Нью-Йорке в декабре 2013-го приговорили к 18-ти годам федеральной тюрьмы. Отсиженные в Штатах по разным средственно-пересыльным и county тюрьмам ко времени оглашения приговора почти десять лет засчитываются. То есть 18 лет минус девять лет + сколько-то там месяцев. 
  • По федеральному делу в Сан-Франциско в этом году дали еще 4 года + назначили штраф в $250,000. Эти четыре года могли добавить сверху к восемнадцати, но получилось сделать так, что они оказались поглощены 18-летним сроком, потому что удалось доказать, что и то, и другое дело – федеральные и заведены по тем же эпизодам, просто статьи для обвинения разные прокуроры подобрали разные. Они знают свое дело: как под видом закона добиться своего.
  • После приговоров в федеральных судах в Нью-Йоке в декабре 2013-го и в Сан-Франциско в январе 2014-го и после катания по этапам и разным тюрьмам, уже здесь, на зоне FCI Lompoc в Калифорнии мне сообщили, что штат Калифорния открыл еще одно дело против меня, по тем же обвинениям, по которым сижу, по которым меня уже осудил федеральный суд США.
Здание федерального окружного суда США 
по северному округу Калифорнии, Сан-Франциско. 
Фото: sfgate.com
В этой "колыбели демократии" они такое изредка проделывают с теми, кто им особо неугоден: за одно и то же дают срока и федеральные, и в судах отдельных штатов. Сейчас с этим разбираюсь, осваиваю криминальное законодательство штата Калифорния, которое очень сильно отличается от федерального законодательства, в котором я эти последние десять лет купался.

Бывает и похлеще – как с Сергеем Алейниковым, которого, после проигранного процесса и двух отсиженных лет федеральный аппеляционный суд все же полностью оправдал, но "правосудие" не растерялось и быстренько открыло новое дело, по совершенно тем же обвинениям, но уже не в федеральном, а в суде штата Нью-Йорк.
 

В недавно вышедшей книге "Flash Boys"
описано реально происходящее
с Сергеем и Goldman Sachs
Но такое – чтобы после федерального срока навешивали еще и "штатовский" – бывает относительно редко. Нужно чтобы очень сильно прокуратура или "люди в черном" из Вашингтона захотели. Чаще бывает по-другому: отсидевшие свои срока в тюрьмах штатов, незадолго до выхода узнают, что федералы завели на них еще и федеральное дело. За то же, за что люди уже отсидели в тюрьме штата. И, отсидев свой "штатовский" срок, никуда они не выходят, а просто переезжают сидеть в одну из тюрем Federal Bureau of Prisons – воевать по своему свежевылупившемуся федеральному делу.

Это случается сплошь и рядом, заурядный трюк здешнего "правосудия". На днях к нам в хату заехал один такой боец, с погонялом "Арни" – похожий на молодого Арнольда Шварцнегера. Отсидел в тюрьме штата Невада 8 лет, и два года тому, за день до выхода, получил радостную новость, что придумали ему еще и федеральное дело. За то же, за что он уже отсидел. Так сидит сейчас по второму кругу. Такие вот чудеса.


Никому это безумие – судить за одно и то же дважды, и сидеть дважды – не кажется здесь странным, что больше всего меня удивляет. И федеральные агенты отслеживают таких подходящих жертв по тюрьмам штатов. Они всегда в поиске легких, непыльных дел, в которых нет нужды вести расследования, собирать доказательства (эта работа уже сделана полицией и прокуратурой штата), и не нужно гоняться за добычей, которая уже и так сидит, на тарелочке с голубой каемочкой. Состряпай бумажное дело и бери готовенького, без лишних хлопот, не убежит и не будет отстреливаться.

Им-то все идет на пользу карьере – любое заведенное дело, которое доведено до суда и в котором подсудимый "сам" подписывает "plea bargain" – признательное соглашение с прокуратурой (а это в 98% случаев в этой стране), а не морочит голову необходимостью всем работать: подготавливаться к процессу, заниматься доказательной базой и всем прочим. В здешнем федеральном судопроизводстве даже сбрасывают тебе очки, по которым идет начисление сколько кому навалить сроку, если ты быстро-быстро, не думая и не затягивая, подпишешь признательное соглашение, не заставляя лишний раз работать агентов, прокуратуру и суд. Но эти "plea bargains" – отдельная тема, о которой нужно писать много и особо.


Бывают и другие чудеса, но только для тех, кто пошел на договор с прокуратурой, подписал "plea bargain", и особенно для тех, кто продал всех, кого мог, и вызвался за страх и на совесть работать на "правосудие". Для таких, бывает, сбрасывают срока очень значительно, а некоторых, особо полезных, не садят вовсе, гуляют себе на воле, под чутким руководством кураторов, заманивая все новых и новых людей в ловушки своих провокаций и оговоров. А "правосудие" все скушает – оно всеядно. Страшно то, что это не единичные случаи, а система, поставленное на поток придумывание криминальных дел на основании надиктованных показаний дрессированных информаторов и провокаторов. За придуманные "преступления" люди получают очень даже реальные срока – от десятков лет до пожизненного. Сплошь и рядом.


Как сказал на днях отсидевший 13 лет моряк Миша: "Этим современным павликам морозовым, изо всех сил работающим на систему, сдавая и оговаривая людей налево и направо, все сходит с рук: хоть ты убивай младенцев и пей их кровь – ты не преступник, пока ты поставляешь жертв "правосудию", которое все прикроет. Дают зеленый свет."


А один из моих адвокатов, из серьезной адвокатской конторы, как-то поделился расхожей в их здешней федерально-адвокатской тусовке поговоркой: "Совершенно не важно, какое преступление ты совершил. Важно кого ты знаешь и кого ты можешь сдать из своих знакомых, полузнакомых, вовсе не знакомых или родных. И гуляй дальше."


Несколько свежих примеров:


Из публикации в "Известиях": "Сергей Литвиненко 3 месяца назад все отрицал, но на днях признал свою вину и заключил сделку со следствием. Теперь, по заключенному с прокурорами соглашению, его оставшийся срок в тюрьме составит около пяти лет – ранее прокуроры требовали пожизненного заключения."


Сергей Литвиненко. Фото: facebook.com
А Вести.ру сообщили, что "бывший лидер хакерской группировки LulzSec американец Хектор Монсегур помог властям США предотвратить более 300 кибер-атак, многие из которых планировались против правительственных учреждений. Монсегуру грозило 26 лет тюремного заключения, однако, приняв во внимание его сотрудничество со спецслужбой, прокуратура просит суд вынести хакеру существенно более мягкий приговор – менее двух лет тюрьмы." Чтобы настолько скосить срок, нужно было сдать не один десяток людей. Друзей. Причем не просто сдать, а дать под присягой показания, на основании которых на всех этих людей были заведены уголовные дела, и люди посажены. То есть они сидят, а ты – за их счет – на свободе. Такая арифметика. 

Хектор Монсегур. Фото: arstechnica.com
Сдают и родных. Вот 29-летний Максим Шелехов за свободу продал свою маму. История этого Павлика Морозова очень показательна.

Маленького Максима мама привезла из Украины в Штаты, выкормила и вырастила. Обеспечила. Пристроила к бизнесу. У ставшего к тому времени уже двадцатилетним с небольшим парня в личном владении были Aston Martin за $280,000, Range Rover за $115.000, Мэрс за $80,000, Бимер за $90,000, часы: Richard Mille за $59,000, Audemars Piguet за $31,000, Bregue за $32,000, Jaeger LeCoultre за $42,000. Будущей жене подарил обручальное кольцо за $100,000. Не бедствовал, то есть.


Арестовали. Грозили посадить на 20 лет за участие в аферах с медицинскими страховками. Но обещали выпустить, если продаст свою маму, выманив ее с Украины, куда та к тому времени уехала, лечить обнаружившийся рак. Долго не думал Максим. Согласился. С января этого года он уже на свободе. А прилетевшую по звонку сыночка маму Ирину взяли по прилету в нью-йоркском аэропорту JFK в 2012-м и посадили на 15 лет. Сидит.


В прошлом году этого Павлика Морозова нового разлива все перемещали по разным этажам пересыльно-следственной тюрьмы MDC Brooklyn, нигде он не приживался, делясь с окружающими своей историей в поисках сочувствия: "А что же мне было делать? У меня молодая жена, дом, деньги, бизнес, как же все это потерять? И как мне было не согласиться?" И не понимал, почему люди отворачиваются и прекращают с ним разговаривать.


А бывают вообще чудеса чудесатые: одного россиянина двадцати с небольшим лет от роду, назову его X
1, который ровно через 5 секунд после своего ареста в США добровольно вызвался сотрудничать, осудили на 10 лет федерального срока. И вдруг самым чудесным образом он оказался на свободе всего через полтора года, да и те отсидел не в федеральной тюрьме, а в тюрьме штата, что вообще в здешней системе чудо невиданное. Десятилетний федеральный срок таинственно испарился, не стало его.
Как на Курском на вокзале
Кошки ели воробья:
Полизали, полизали,
Да не съели ни чуть-чуть...2
Чтобы устроили такое – нужно было оооочень заслужить: не просто продать всех друзей, родных и знакомых, начиная с ясельного возраста, но еще и, оставаясь на цепи, изо всех сил продолжать заниматься активной загонкой новых жертв в жернова этого звездно-полосатого правосудия.

Чем Х и занят до сих пор, "со товарищи" отслеживая по предоставляемым кураторами спискам всех русских (в смысле языка) – тех, кого взяли по миру по команде из Вашингтона – сидящих в ожидании экстрадиции в США, и всех тех, кто уже здесь – по следственным тюрьмам, но пока бьется, не подписал ни "plea bargain", ни в павлики морозовы не пошел.


Вот этот стервятник и работает: сдавайтесь, подписывайте, пляшите под дудку агентов и прокуратуры, сажайте своих, давайте больше и больше жертв и новых дел. А вам это зачтется, а то и выпустят. Уговаривают не только самих попавших в жернова растерявшихся ребят, но, что особенно мерзко, выходят на их родных. А те, растерянные, не понимающие что происходит, хватаются за протянутую руку, верят и со своей стороны давят на арестованных: "Подписывай, подписывай что скажут, соглашайся на сотрудничество, как советует X, соглашайся, продавай кого они там хотят..."


Продажа душ в обмен на уменьшение сроков, а то и на свободу по нынешним временам очень процветает. Ибо что дороже свободы? Для некоторых – ничего. Даже собственная душа приносится в жертву. Если не была продана раньше. И если была вообще.


"Это проклюнулись остатки души, но, к счастью, мы их вовремя обнаружили и вырезали на ранней стадии"
(художник Paul Noth, журнал The New Yorker, Feb 2014)
Кроме подобных X загонщиков и попавших в сети и выторговывающих себе свободу павликов морозовых есть еще и агенты-провокаторы, которые вербуются и работают чисто за деньги. Сидящий со мной белорус Игорь3, получивший 18 лет, оказался классической жертвой одного такого провокатора. Им здесь все равно что продавать: Кока-колу, сосиски, акции или людей. Чистый бизнес. И полное, абсолютное отсутствие души. Пустота на ее месте заполнена долларом Соединенных Штатов.

Страшнее всего, что системе все равно кого ей продают: виновных или невиновных. Здешняя система "правосудия" поощряет все это, она всеядна. А заботит агентов, прокуроров и живущих с ними в симбиозе только одно: чтобы под состряпанными предлогами жертвы были арестованы, получили обвинения и впоследствии срока. И желательно, чтоб при этом сдали свое окружение, чтоб и те тоже получили обвинения и срока. А те – еще. И далее по нарастающей. Чем больше арестов и посадок, тем всем им слаще живется. И чем меньше при этом усилий ими будет затрачено, тем лучше.


Механизм работы этих "информаторов на зарплате" (официально их называют "informant on stipend") прост: им платят какую-то стабильную ежегодную сумму + серьезные премиальные за каждую подставленную, приготовленную и переданную в руки агентов жертву. Аресты и обвинения происходят на основании показаний этих самых информаторов. Вот они и стараются, встречаясь со всеми знакомыми, полузнакомыми, завязывая новые знакомства и предлагая какие-то сделки, схемы – чаще всего вроде бы вполне легальные. И неважно – есть ли запись разговора или нет, как неважно и то, о чем шла речь. Важен лишь задокументированный факт разговора с информатором, который потом покажет под присягой что угодно. В своих показаниях, на основе которых штампуется обвинение, они свободны говорить любую ложь, продиктованную кураторами. И этого достаточно для того, чтобы посадить в этой стране любого. ЛЮБОГО. По любым, самым фантастическим обвинениям. На любой срок.


А продавший Игоря информатор получил за его посадку, кроме нескольких десятков тысяч долларов премиальных, еще и Мэрс S-65, с барского плеча. Недорогой, тысяч за сто. И продолжает работать, разъезжая теперь уже на этом Мэрсе в поисках новых жертв. Дело-то доходное. А деньги – государственные.


И таких в этой стране много. Очень много. Очень. Живете в Штатах? Будьте внимательны.


Святой архангел Михаил взвешивает на весах души умерших. 
Часть полиптиха "Страшный суд", Рогир ван дер Вейден, Нидерланды (1445-1450).


Меняются страны и системы, сменяются поколения и проходят эпохи, а нравы и принимающие самые различные формы тридцать серебренников остаются в сути своей все теми же: распродажа оптом и в розницу друзей, знакомых, родных и своих собственных душ идет по-прежнему. Как ни меняются методы "правосудия" каждого очередного тоталитарного государства. Разница лишь в деталях. И сейчас, как и во все времена, как говорил протопоп Аввакум, в душах у некоторых людей – черви. И, увы, как и раньше, верно написанное Владимиром Буковским в 1978-м: 

Владимир Буковский,
советский диссидент, писатель.
Фото: arsvest.ru
"Если ты встретился с человеком один раз и он тебя не продал, ты уже считаешь его хорошим знакомым, если два – близким другом, три – закадычным приятелем, как будто ты с ним полжизни прожил бок о бок. А встретив человека в первый раз, неизбежно смотришь на него как на будущего свидетеля по твоему будущему делу. Неизбежно прикидываешь: на каком допросе он расколется – на первом или на втором? На каких его слабостях попытается играть КГБ? Робкий – значит, запугают, самолюбивый – постараются унизить, любит детей – пригрозят забрать детей в интернат. И смотришь ему в глаза вопросительно – выдержит или не выдержит, когда припугнут сумасшедшим домом." Или серьезным тюремным сроком. "Редко кто выдерживает. А потому не отягощай память ближнего излишней информацией, не ставь его перед необходимостью мучиться потом угрызениями совести." 

"Когда-то раньше был я очень общительным человеком, легко сходился с людьми и уже через несколько дней общения считал своими друзьями. Но время уносило одного за другим, и постепенно я стал избегать новых знакомств. Не хотелось больше этой боли, этой судороги, когда человек, на которого ты полагался, которого любил, вдруг малодушно предавал тебя и нужно было навсегда вычеркнуть его из памяти. Тяжело было сознавать, что вот сломали еще одного близкого человека. Старые зэки, стоя у вахты, когда заводят в зону новый этап, почти безошибочно предсказывают: вот этот будет стукачом, этот – педерастом, тот будет в помойке рыться, а вот добрый хлопец. Со временем и я стал невольно примерять на всех людей арестантскую робу, и оттого друзей становилось меньше. Постепенно остался какой-то круг особенно дорогих мне людей, потому что они были единственным моим богатством, все, что я нажил за эти годы, и уж если из них кто-нибудь ломался, то это было пыткой." 4 

_________

Но хватит о грустной американской реальности, закругляюсь, пора на йогу, да бегать свои ежедневные мили. А потом, вынужденно продолжать изучение криминального законодательства штата Калифорния, чтоб оно сгорело. Но нужно, так как воевать с ними можно только их же оружием. Но, в отличии от них самих – честно.

А после – заняться разными другими бумажными делами, да стиркой и прочим нехитрым здешним тюремным бытом. На работу (для всех она здесь обязательна) идти сегодня не нужно, так что если останется время – читать то, что на очереди из книг: "Цивилизация перед судом истории" замечательного Арнольда Тойнби и пришедшую на днях "Aliens Agenda" Jim-a Marrs-a. И множество других интереснейших дел ждет, времени в сутках очень не хватает.


А все эти стервятники, павлики морозовы и прочая вскормленная Штатами нечисть
пусть живет в своем мире. А я – в своем. Без них. Чего и вам желаю.

Меняем реки, страны, города...  
Иные двери... Новые года...
А никуда нам от себя не деться,
А если деться - только в никуда... 5
_________

Примечания: 

1 Нам, сидящим по федеральным тюрьмам, недавним распоряжением запрещено, под угрозой нового срока, разглашать имена федеральных агентов, информаторов и прочих казачков, даже узнанных случайно – если только информация не взята с открытых источников.
2 Борис Акунин "Любовник Смерти"
3 Имя изменено
4 Владимир Буковский "И возвращается ветер... "
5 Омар Хайям, перевод И. Налбандяна


_________


Фильм: "Брат"

Книга: Николай Гоголь "Мертвые души"

Музыка: Palast Orchestra "As Times Goes By"
 

История: "Спасение рядового Зубахи"



Print Friendly and PDF