вторник, 1 октября 2019 г.

Частная жизнь тюрьмы Moshannon Valley


автор: Латыш
тюрьма Moshannon Valley, Пенсильвания

Автор – гражданин Латвии, 37-ми лет, по профессии — повар. По запросу США был арестован в Англии в 2016-м. После года английской тюрьмы 
экстрадирован в Соединенные Штаты. Получил шестилетний срок, который и отбывает на время написания этой статьи.


Не в силах внешние умы
вообразить живьем
ту смесь курорта и тюрьмы,
в которой мы живем.
          - Игорь Губерман


В понедельник, 6-го мая 2019-го года, в пять часов прекрасного солнечного вечера, гремя цепями, наша небольшая группка привезенных на тюремном автобусе из аэропорта Харрисбург арестантов доковыляла до входа в R&D (приемное отделение) пенсильванской тюрьмы Moshannon Valley, находящейся в управлении частной корпорации GEO Group. Перед входом внутрь сняли цепи, наручники и кандалы, так что мы шагнули в новую для нас тюрьму почти свободными людьми.

В "предбаннике" заполнили обычную стопку психиатрических и медицинских опросников, после чего, по одному, нас начали зазывать дальше внутрь, за следующую дверь.

Тем временем, заполнявший рядом со мной свои бумаги парень оказался земляком, тоже из Латвии. Ехали мы с самолета в одном автобусе, но по дороге друг друга не заметили, так как усадили нас в разных концах салона. А теперь вдвоем уже веселее.

Внутри "приемного отделения" пошли обычные процедуры: стриптиз, переодевание, выдача одного нового комплекта хаки униформы, замена оранжевых матерчато-резиновых китайских тапочек на точно такие же, но другие, потом отпечатки пальцев, фотографирование, собеседование на предмет безопасно ли тебя выпускать на общую зону (это оберегают тех, кто сдал кого-то, и может опасаться расправы, или кто принадлежит к серьезной банде с жесткими правилами) и собеседование с доктором. После чего вручили свеженапечатанное пластиковое удостоверение, с фотографией и штрих-кодом, и вывели на зону.

Сперва – в прачечную, где выдали еще два комплекта униформы, серое шерстяное одеяло, белые простыни, трусы-носки-футболки, желтую вилко-ложку, светло-коричневые резиновые тапки для душа, черные рабочие бутсы, и синтетический матрац, обтянутый зеленым дермантином-"несгорайкой".

Фото: РИА
Нагрузив всем этим добром, повели по территории зоны в блок B – один из пяти жилых блоков. В блоке – шесть отдельных отсеков-казарм, по семь десятков койко-мест в каждом...

Завели в казарму B-3. Полно народу, шум-гам, но мне было безразлично, так как уставший с дороги. Бросил матрац и барахло на указанную вертухаем верхнюю шконку и стал осматриваться.

Ожидал, конечно, более человеческих условий – что будут двухместные камеры, к которым привык по предыдущим тюрьмам. А не этот вокзал казарменного типа с рядами двухэтажных шконок и, как вскоре выяснилось, с непрекращающимся громогласным звуковым сопровождением всех видов, степеней и оттенков. Дурдом, одним словом.

Познакомился с соседями по ряду: приземистый негр – откуда-то из Африки, накачанный доминиканец, и рядом заселили белого канадца, с которым ехали всю дорогу с оклахомской пересылки. Доминиканец сразу выдал весь свой словарный запас русского: "Как дела, братуха?!", и повел в коридор, к соседней секции B-2, знакомить с живущим там русским, который ввел меня в курс здешних дел, и проводил на улицу, к моим землякам.

Латышей на зоне оказалось трое, то есть, с заехавшими нами двумя, в сумме – пятеро. Помимо этого в Moshannon Valley оказалось еще два десятка русскоязычных из разных стран, с которыми я также познакомился в течение последующих нескольких дней.

Осмотрелся и по тюрьме. Есть GYM, открытый семь дней в неделю, с утра до вечера. Есть два поля для прогулок по кругу – вокруг футбольного поля, и вокруг поля для бейсбола.


Есть баскетбольная и волейбольная площадки, стена для игры в хэндбол. В офисе GYM-а, в обмен на "айдишку", можно брать маты для йоги, гитары, гармошки и маленькие типа аккордеоны.

Через дверь – отдельное помещение с названием Hobby Craft, где можно рисовать, писать картины акрилом, делать разные браслеты-ожерелья из заказываемой снаружи бижутерии. Можно мастерить разное из маленьких, как из-под эскимо, деревянных палочек, и шить из кожи сумки или кто во что горазд. Все материалы для этого арестанты закупают со своих тюремных счетов по специальным, одобренных тюрьмой, спискам и каталогам.

Есть библиотека, и есть разные классы – я записался на пчеловодство. Можно было и на другие – например на сварщика или электрика. К сожалению, все классы в этой тюрьме – только теоретические, пчел вживую нам не показали, но по окончании трехмесячного (два раза в неделю по часу) курса обучения выдали сертификат, так что я теперь сертифицированный пчеловод.


Свиданки четыре дня в неделю: четверг, пятница, суббота и воскресенье. Во все эти дни, помимо пятницы, приехавших на свидание запускают с восьми утра и до трех-четырех часов дня, а в пятницу – с полудня до восьми вечера.

Приехать на свидание могут родственники и друзья по одобренным и утвержденным тюрьмой заранее спискам.

Помещение для свиданий представляет собой закрытую комнату размером примерно 20 на 20 метров, с рядами серых пластиковых стульев и низеньких маленьких столиков. Где-то человек на сто все это. Если зал переполняется, то могут открыть запаску: еще человек двадцать может разместиться во внутреннем открытом дворике.

После опыта свиданок в следственно-пересыльной тюрьме MCC Chicago, где было запрещено все, кроме сидеть и не шевелиться, был приятно удивлен здесь возможностью для нас – арестантов, играть с детьми, свободно ходить по залу, и даже подходить близко (но не притрагиваться) к автоматам по продаже напитков и разной мелкой снеди.

Автостоянка у тюрьмы Moshannon Valley
У входа в зал – стойка, за которой сидят вертухаи (обычно парочка или трое), лениво наблюдая за происходящим. Впрочем, помимо этого, на потолке развешаны камеры наблюдения, и идет непрерывная видеозапись всего.

Сбоку общего зала свиданий – два просматриваемых насквозь кабинета для встреч с адвокатами.

В отличие от MCC Chicago и других федеральных тюрем Bureau of Prisons, находящиеся в утвержденном списке могут приезжать хоть каждый разрешенный для свиданий день, что очень удобно для прилетающих из других стран на короткое время.

Правда, недавно объявили, что вот-вот грядут перемены – оставят всего три дня свиданий: пятница, суббота и воскресенье. Но время свиданий увеличат – с 8 утра по 6 вечера в пятницу-субботу, и с восьми до четырех – в воскресенье.

Оказалось, что первые три месяца по заезду на тюрьму заставляют отработать на кухне. Отделался за два месяца, после чего перевелся на работу в библиотеку.

В остальном – присматриваюсь к зоне, к людям, и читаю полезные книги на русском и на английском, благо в библиотеке есть из чего выбрать. Да и с воли заказываю.

На этом пока закругляюсь, пошел читать.

Фото: Missoulian
- - - 

Подготовка текста к публикации: Solo, Lea. Логистика: Solo & Юрий Браженко. Подбор и обработка иллюстраций: Лилия Васильева, EW7L. Вычитка: Александр Привалов. Фото автостоянки предоставлено Эдуардом Крицким.

- - -

Статья опубликована в рамках серии "Русские сидят"  ("русские" - в смысле языка), освещающей опыт тех, кто находился или находится в заключении по тюрьмам стран мира. Вам есть что рассказать? Дайте знать

Print Friendly and PDF
Комментариев нет :

Добавить комментарий

Пожалуйста, указывайте свое имя (уж какое укажете).