понедельник, 29 октября 2012 г.

Тюрьмы и люди Латинской Америки

Автор: Роман Вега
 Часть 2

<< часть первая
9 лет, 8 месяцев и 2 дня со дня ареста
Тюрьма MDC Brooklyn, Нью-Йорк

Тюрьма в Сан Педро Сулла, Гондурас. Фото: daypic.ru.
Как сообщает газета New York Law Journal, судья John Keenan рассматривал дело колумбийца JamalYousef-a, выкраденного американскими агентами из Гондураса в момент, когда у того закончился срок отсидки в тамошней тюрьме и он шагнул за ворота. Что живо напоминает происходящее со мной на выходе из кипрской тюрьмы в 2004-м: я успел сделать ровно два шага, как в нос мне ткнули ордер Интерпола на новый арест. А по делу украденного колумбийца самый справедливый суд в мире вынес решение, что не важно, с помощью каких именно нетрадиционных методов, законных или незаконных, была обеспечена доставка подсудимого на землю Соединенных Штатов. 

На ход карнавала это не влияет, и договор об экстрадиции между Соединенными Штатами и Гондурасом тут, оказывается, ни при чем. Собственно, на эти грабли наступало много народа: я тоже наивно полагал, что если документы на экстрадицию подделаны, то все остальное – незаконно. Не-а. В данном случае делается законным все, что хотят Штаты. Как сказал какое-то время тому назад, по-моему, Джордж Сорос, Соединенные Штаты имеют стойкое отвращение к соблюдению любых пунктов любых международных договоров, которые обязывают их к чему-либо, но в то же время рвут глотку и кричат о необходимости соблюдения договоров в пунктах, которые выгодны им самим в данный конкретный момент.

Поэтому попытки адвокатов Бута и Ярошенко сыграть на незаконности экстрадиции заранее обречены на неудачу – возражения прокуратуры будут основываться на этом решении судьи Keenan-a и на других подобных делах. И любой честный адвокат (извиняюсь за оксиморон), добросовестно изучивший ситуацию и аналогичные дела, это не может не увидеть. Если только у адвоката цель – помочь клиенту, а не урвать еще денег, под тем или иным соусом. Подобный сценарий – почти у каждого из тех здешних арестантов, кто был правдами и неправдами привезен на землю Соединенных Штатов из других стран. Все сценарии похожи, только разные актеры и декорации. 

Хотя бывают интересные случаи. Помню, как-то в Калифорнии посмотрел дело одного гватемальца, взятого уж совершенно нагло, явно ни за что, и с такими кричащими нарушениями и подтасовками фактов, что самый оголтелый судья признал бы это.

Что, – спросил я чапиня ("чапинь" – так в латиноамериканской среде называют гвательмальцев, так они кличут и меня – был одно время у меня гватемальский паспорт, так что вроде как земляк). – давай напишем motion, стопроцентно кейс закроют и депортируют тебя обратно в Атитлан твой? 

Он аж испугался.

Что ты, что ты, не нужно, мне здесь замечательно, не хочу обратно, я так хорошо не жил никогда: еда, камера, одежда, я с такими людьми познакомился, столько узнал, чего бы никогда не узнал дома за всю жизнь. Не нужно motion.

Чтобы попасть в Штаты, гватемальцы и гондурасцы идут через всю Мексику, добираются на поездах, пешком, как угодно, платят мексиканцам за проход до границы с США, а там – платят серьезные, особенно по их меркам, деньги проводникам – "коётам" (coyotas), которые переводят их в Штаты – в Техас, Аризону. Это огромная индустрия со своими правилами и законами. Многие по дороге гибнут. Многих берут пограничники, и они оседают по федеральным тюрьмах, получая по нескольку лет за переход границы. Встречались и получившие 6-7 лет за это "ужаснейшее" преступление. Нынешним Штатам все равно кого сажать и за что, лишь бы на срок подольше, дабы конвейер работал. Пробравшиеся же в Штаты латиноамериканцы обустраиваются по уже освоившимся группкам своих по Штатам и работают, как каторжные, на самых черных работах, нелегально, отрабатывая свой проход через границу, высылая деньги оставшимся в Гватемале или Гондурасе семьям, для которых они – единственная поддержка. Их могут арестовать в любой момент, и арестовывают, дают срока, потом после отсидки депортируют обратно, но они возвращаются. Пока что все встречавшиеся мне гондурасцы оказывались наркоманами, а вот из гватемальцев – ни одного, очень серьезные и нормальные ребята эти "чапини". Что неудивительно, если посмотреть на недавнюю кровавую историю Гватемалы (спасибо тем же Штатам) и представить через что каждому из них пришлось пройти.

В Гондурасе же сейчас на всю небольшую страну 12000 з/к, и не очень-то и переполнены их тюрьмы, рассчитанные на 8300 человек, так что у них все еще впереди. Тем более, что дело там поставлено так, что 97% бюджета, выделяемого на тюрьмы, уходит на зарплату охранникам и еду – на одного з/к в сутки выделяется 13 лемпир (это около 65 центов), не оставляя ничего на все другие внутритюремные нужды. Примерно половина з/к по тюрьмам Гондураса, как и в Бразилии – не осуждены, сидят в ожидании рассмотрения их дел, но не все досиживают живыми до того счастливого момента, когда их дело попадает наконец-то в руки судьи. В феврале этого года 350 з/к погибло во время бунта и вызванного поджогами пожара в тюрьме города Comayagua.

Похуже с убийствами ситуация на Кубе. "Куба далеко, Куба далеко, Куба рядом…" – есть у нас сейчас пару кубинцев, вот один как раз рядом в зоне обстрела. "Куба! Иди сюда, родной."

Обоих кубинцев кличут у нас "Куба", впрочем как и многих других здесь называют по странам: меня – "Раша" или "Мальта", армяна В. – тоже "Раша", белоруса С. – тоже. Куба же рассказал, что таки да, сидел он 9 лет в тюрьме на Кубе в 90-х годах, и очень там было плохо. И как жив остался – удивляется до сих пор.

После пожара в тюрьме Comayagua, Гондурас.
Фото: The Guardian.
Жили в ангарах по 400-500 человек, без кондиционеров, конечно. На один ангар – один охранник, которому абсолютно все равно, что происходит внутри, он там для блезиру. Намеренно оставлено все в руках зеков, на самоуправлении, чтобы самоликвидировалось как можно больше народа. У каждого обязательно нож или мачете, которые делают здесь же из любых имеющихся железок: шконок, арматуры, прутьев. Спать приходилось по очереди, чтобы кто-то бдил, а то прирежут спящего. Почти ежедневно кого-то убивали, а то и не одного, шныри просто вытаскивали из барака трупы после очередной потасовки, нормальное дело. "Ты должен быть все время начеку и должен быть умным и сильным, во всех отношениях, только тогда выживешь." На завтрак – кусочек хлеба и кружка подслащенной воды. На обед – миска каши на воде. Влажная и ужасающая жара, Куба же. Комары. Болячки, нарывы, туберкулез, гангрена, все что угодно. Покалеченные в драках занимались самолечением.

– А с наркотой как было там, Куба?
– Ты знаешь, не было наркоты совсем: за 9 лет тюрьмы не видел и не слышал ни о кокаине, ни о героине. Сейчас, конечно, появилось, а тогда, в 90-х только траву курили, этого добра было полно, покупали.

Кубинская тюрьма. Фото: Updated News.
И вот, как оказалось, какую интересную политику проводил Фидель: чистил таким образом страну: всем, кто отсидел в тюрьме, на выходе предлагали: "Хочешь в Штаты? Подпиши здесь и здесь и тогда-то приходи на такой-то причал, уходит корабль на Майами." Из 1200 пассажиров на судне, на котором плыл Куба, было 400 бывших з/к и несколько сотен сумасшедших из психушек. Вот как неординарно подошел Фидель к оздоровлению нации, во всех смыслах, молодец. Ну а Штаты тогда принимали всех кубинцев без разбора.

Второй же наш кубинец – 69-летний Луис – личность очень забавная. Он похож на постаревшего располневшего толкиеновского Голлума, а сидит, потому что прилетел в Штаты и сдался. Более сорока лет тому назад, в ноябре 1968-го, будучи американским гражданином, он угнал из Майами на Кубу самолет Pan American, приставив нож к горлу и пистолет к спине стюардессы. Прошел с ней в таком виде в кабину пилотов, и тем пришлось сменить курс. В то время было модно угонять самолеты на Кубу – по политике и ради выкупа. Штаты платили. Все эти годы Луис жил себе на Кубе, не высовывая нос из страны – ведь Штаты зарядили ордер Интерпола, ну а у Кубы со Штатами, само собой, нет договора об экстрадиции, а на Интерпол Фидель чихал. Но надоело Луису сидеть на Кубе, и в почти 70 лет он решил, что если сдастся, то дадут ему всего пару лет (так ему пообещали, когда он узнавал перспективы), отсидит и сможет свободно летать по миру. Ага, сейчас. Теперь мир он видит только в телевизоре – вон сидит, не отрываясь от экрана с утра до вечера. Дали 15 лет, и еще удивительно, что так мало, по нынешним-то временам, да за угон самолета… В кубинской тюрьме Луис не сидел, но сейчас доберет по полной программе здесь.

Тюрьма San Miguel, Чили. Фото: The Telegraph.
В других странах Латинской Америки – свои вариации описанного выше. В чилийской тюрьме San Miguel, которая совершенно не строгого режима, держат тех, у кого срока от 5-ти лет и ниже, за такие немудреные преступления, как ограбления домов, мелкое воровство, пиратское производство DVD. В декабре 2010-го две враждующие группировки устроили внутритюремную войну, по всем правилам боевых действий: баррикадировали проходы, поливали друг друга пламенем из самодельных огнеметов, сделанных из пожарных шлангов и канистр. Результат этой "войнушки" – 81 убитый.

За все года по американским тюрьмам мне не встретилось ни одного уругвайца или боливийца, а вот эквадорцы мелькают: обычно один-два на 120 человек. Дела их всегда связаны тем или иным боком с наркотиками (по версии прокуратуры), ну а в самом Эквадоре до недавнего времени штатовские DEA (Drug Enforcement Administration) агенты вели себя как хозяева, выискивая жертв для отправки в Штаты. Собственно, в очень многих странах Латинской Америки и Кариб агенты DEA делают что хотят, с молчаливого попустительства, а то и с прямого согласия правительств этих стран, так что Эквадор просто иллюстрирует общее состояние дел в регионе. Или иллюстрировал, так как все же есть надежда, что с приходом к власти Рафаэля Корреа ситуация там изменилась. Вот даже судят американские нефтяные компании за то, что они там творили десятилетиями безнаказанно.

Побывал в эквадорской тюрьме один мой знакомый, наш канадец, родом из Львова – Радж. Родители назвали его в честь Радж Капура в те времена когда, кто помнит, Индия и СССР были братья навек и весь Союз засматривался "Зитой и Гитой" и прочими вариациями "слоны пробежали, индуски песни пропели, братья/сестры-близнецы нашли друг друга через 20 лет".

У Раджа жена – эквадорка. Полетел он как-то по бизнесу из родной Канады в Эквадор, и не знал, что в те времена поголовно все крутящиеся в аэропорту Кито таксисты подрабатывали на местное отделение Интерпола, которое, в свою очередь, трудилось практически лишь на штатовских агентов DEA, кормящихся там с арестов. Причем были среди таксистов и офицеры местной полиции, подрабатывающие таксистами не столько в целях заработать на извозе, сколько чтобы не пропустить шанс хапнуть потенциально перспективного для последующего ареста и возможной перепродажи пассажира. Что ж, если человек в незнакомой стране, а тут таксист разговорчивый и знает английский, то люди расслабляются, и здесь же их – под жабры. Впоследствии оказалось, что одним из таких таксистов-интерполовцев был и арестовавший Раджа двадцатилетний пацанчик. Но Раджа взяли не на прилете, а на отлете. Шапочные знакомые, летевшие (якобы летевшие) тем же рейсом, попросили пронести чемодан – мол, не хватает рук, и, конечно же, в чемодане оказалась наркота. Раджа повязали. Впоследствии выяснилось, что Радж был подставлен специально, он шел отвлекающей жертвой, и пока вокруг него суетились все полицейские, главный курьер, с серьезной партией товара проскочил благополучно.

Сразу по аресту, в аэропорт приехал канадский консул (надо же, а я скоро десять лет как жду кого-нибудь из украинского посольства), и двадцатилетний таксист-интерполовец предложил консулу прямым текстом: если прямо сейчас $25.000, то можете забирать своего, а потом будет поздно. Консул отказался, а у Раджа не было денег. Впоследствии эквадорские полицейские получили от американцев $30.000 – за поимку Раджа и за то, чтоб он сел на подольше, и это, похоже обычная практика и обычный уровень цен, выплачиваемый американцами по всему миру. Сидело со мной в разные времена много разных бывших американских военных, побывавших и в Афгане, и в Иране, и в других местах, да и среди охранников таких полно. Очень много свидетельств из первых уст о том, как именно платили по $10.000 – 30.000 за приводимых "террористов", которые потом оказались в Гуантанамо, и как, конечно, эти "террористы" никакого отношения к терроризму не имели. Ну да это отдельная песня и давно уж не секрет. 
 
Тюрьма Гуантанамо. Фото: The Guardian.
Наоми Кляйн в своей книге "Доктрина шока" ("The Shock Doctrine") пишет, ссылаясь на скурпулезно собранные факты, в главе "Рынок терроризма":

"Существуют и "низкотехнологичные" способы применения маркетинговых решений для ведения войны против террора — щедрые награды за любую информацию о предполагаемых террористах. Во время вторжения в Афганистан американские разведчики объявили, что готовы заплатить от 3000 до 25 тысяч долларов за каждого выданного боевика "Аль-Каиды" или "Талибана". "Богатство и власть, о которых ты и не мечтал!" такие слова были написаны на типичной американской листовке в Афганистане, которая была представлена в качестве вещественного доказательства в 2002 году в Федеральном суде, разбиравшем дело о нескольких заключенных в Гуантанамо. "Ты получишь миллионы долларов, если поможешь бороться с талибами... Достаточно денег, чтобы обеспечить твою семью, твою деревню, твой род до конца жизни"

И тут же камеры Баграма и Гуантанамо заполнили пастухи, водители и торговцы — все они оказались смертельно опасными людьми, по словам тех людей, кто их сдал и получил вознаграждение. "Есть ли у вас какие-либо предположения о том, почему правительство и люди из пакистанской разведки передали вас американцам?"
спросил член военного трибунала у египтянина, содержащегося в тюрьме Гуантанамо.


Судя по рассекреченной стенограмме, узник настроен скептически. Он отвечает:

Заключенные тюрьмы Гуантанамо. Фото: Reuters.
Судья, вы сами знаете, как это происходит. В Пакистане человека можно купить за 10 долларов. А что будет, если предложат 5000?
Так что же, вас продали? спрашивает член трибунала таким тоном, как если бы ему подобная мысль никогда не приходила в голову.
Да.

По сведениям Пентагона, 86 процентов заключенных в Гуантанамо были выданы самими боевиками или их агентами в Афганистане и Пакистане после объявления о наградах. К декабрю 2006 года Пентагон освободил из Гуантанамо 360 заключенных. Агентству Associated Press удалось проследить судьбу 245 освобожденных; 205 из них по возвращении на родину были освобождены от всех обвинений." 

Я же перечел сейчас некоторые главы из этой книги, и мне подумалось: вот же интересно, знают ли те, кто кричит о том, что вот, в Штатах-де все правильно, все как надо, не то что в России: и правосудие, и права человека, и вообще все в шоколаде, знают ли они (и хотят ли знать?) о самых что ни на есть достоверных фактах, о реальном состоянии дел в сегодняшних Соединенных Штатах, изложенных в этой книге Наоми Кляйн, да что там – хотя бы в одной этой главе "Рынок терроризма"? Ах, не знают и не слышали никогда? Тогда это как в Dilbert-е ScottAdams: "С каких это пор невежество стало считаться точкой зрения?" Перед тем как о чем-либо судить, нужно изучить вопрос всесторонне, а не по слухам или по паре просмотренных по ящику передач. Мне это представляется очевидным, но может это только мне? Ну а пока вернусь к упомянутых методам.

Если же не затрагивать военные действия, то та же практика американцами вовсю используется и в Латинской Америке, и на Карибах (Ямайка, Барбадос, Доминиканская Республика, Гаити), и в Западной Африке: в поисках подходящих жертв для новых громких дел агенты DEA выплачивают своим помощникам из местных примерно такие же суммы (зачастую эти помощники занимают определенные полицейские должности в своих странах). Это не отдельные случаи, а повсеместная практика.  

Тюрьма в Эквадоре. Фото: insightcrime.org
Вот как описывал Джон, рыбак-ямаец, с которым встретились в 2007-м в карантине MDC Brooklyn, свою поимку за неделю до этого:

– Я рыбак, всю жизнь, 45 лет ничем не занимался, только ловил рыбу. За годы накопил на небольшую лодочку, мотор, и каждое утро выходил в море, что поймал – относил по местным отелям. Построил маленький домик, жена, ребятишки, жили счастливо. Ни к наркотикам, ни к бандам, ни к чему этому дела никакого никогда не имел, не мое это. Две недели назад вызвали меня в полицейский участок, и начальник сказал, что если я ему назавтра не принесу 10 тысяч, то вот у него на столе лежат готовые бумаги на мой арест. Потому что (это начальник откровенничал) его знакомые американцы из DEA просят у него 5 человек, которые им подойдут, чтобы сделать из них наркоторговцев. И платят за каждого по $25.000. Но так как он, начальник, добрый и не зверь, то вот он согласен взять с меня 10 тысяч и отпустить. Я объяснил ему, что даже мой домик и лодка с мотором не потянут на десять тысяч, да и кто их у меня купит до завтра, даже если потянут. И куда идти моей жене и детям?

Не нашел Джон денег, и через неделю его забрали. На следующий день вручили американцам. И без документов на экстрадицию на самолете – в Нью-Йорк. Я разговаривал с Джоном через 7 часов после того, как самолет с ним и еще четырьмя счастливцами приземлился в аэропорту JFK. И тогда он не понимал, как серьезно влип. Не знаю, где он сейчас, наверное, получил лет 10-20 и сидит где-то на зоне, как сотни тысяч таких же горемык, ни за что ни про что попавших под раздачу.

Надо заметить, что не все сидят за просто так, все же попадаются и те, кто действительно что-то сотворил, хотя присутствует стойкое ощущение, что их арестовали более случайно, как бы походя, в то время как основные усилия агенств и прокуратуры в США явно направлены на более прибыльный, с их точки зрения, бизнес. А Ямайка и Доминиканская Республика – действительно перевалочные пункты по доставке кокаина в Штаты, да и не только в Штаты. Но не было бы спроса – не было бы и предложения, хотя почему так – это отдельная многоуровневая тема. Пока все эти агентства, явно борющиеся не против наркотиков, а за возможность бесконечного продолжения возможности "борьбы" с ними, высасывают себе из госбюджета по 15 миллиардов долларов в год. 

А 15 тысяч американцев ежегодно умирают от официально продаваемых Большой Фармой болеутоляющих таблеток, что гораздо больше по стране, чем смертей от кокаина и героина, вместе взятых. Впечатление такое, что более крупный наркодилер – Большая Фарма – с помощью государства с его агентствами борется с конкурентами – более мелкими наркодилерами. Причем используемые в этой борьбе государственные агентства очень стараются, чтобы карнавал продолжался, чтобы случайно не победить "противника" окончательно. А Карибы и прочая Латинская Америка продолжают исправно поставлять в Штаты виновных и невиновных.

Как раз пару дней тому назад перевели к нам с другого этажа (еще будем выяснять, по какой причине этот движняк) нового пассажира – живущего в Англии латыша Яниса, двадцати двух лет, сидящего уже года полтора. Вон сидит за столом, играет в "дурака" с В., осваиваясь. Развеселил он нас своей историей. Занесло его из Англии на Ямайку и Тринидад – отдыхать. И решил он срубить деньжат по-легкому: нашел где-то там местные контакты, и вручили ему три кило кокаина с задачей – доставить в Штаты. 

Не мудрствуя лукаво, Янис зашил все три кило в сумку, перебросил ее через плечо и полетел обратно в Лондон, с пересадкой в Нью-Йорке. И пересадка не где-нибудь на периферии, а прямо в аэропорту JFK. Уж не знаю, как он прошел две линии проверки на прилете – сумка его проехала два рентгена (причем "рентген" я называю условно, аппараты там стояли посерьезнее, с определением органики, взрывчатки и разных видов наркоты; мир тесен, в 1999-м моя майамская компания поставляла подобное оборудование как раз на Ямайку, для установки в аэропорту), но на третьем все же поняли таможенники, что что-то там не то: в сумке полотенце и тапочки, а весит она гораздо больше, да и, видимо, рентген наконец-то показал что-то. Повязали.

– Ты особо не расстраивайся, Янис, – смеюсь. – Прикинь, а если бы ты полетел с Тринидада не в Штаты, а в Сингапур? И там бы взяли тебя. Ведь если бы предложили – полетел бы, не задумываясь?
– А что, полетел бы, какая разница?
– А разница, Янис, очень большая. Это две большие разницы: получить за три кило кокаина до пяти лет здесь (бери в следующий раз пять кило, тогда получишь десять лет) и иметь шансы вскоре выйти, или же в Сингапуре получить смертную казнь, с которой они там не медлят. И никакая Латвия тебя не спасет. Так полетел бы в Сингапур?
– Нет, не полетел бы… А еще куда нельзя лететь?
– Да наркоту нечего перевозить, и летай себе, куда хочешь. С наркотой нельзя лететь ни на Филиппины, ни в Таиланд – смертная казнь, но можно проскочить на пожизненное. Нельзя в Саудовскую Аравию. Хотя в Аравию вообще нельзя. И много еще куда нельзя. Так что лучше бы ты сидел дома в Англии и изучал географию и как устроен мир до того, как проверять это на практике. Ну а сейчас уже все – Бобик сдох, и поезд ушел, сиди вон, играй в "дурака". Завтра научим в китайские шахматы играть, и будешь с нашими китайцами тренироваться.

Радже же дали 12 лет эквадорской тюрьмы.

Камера тюрьмы в Кито, Эквадор. Фото: DailyMail
– Вначале было очень плохо, год-полтора. – рассказывал он в 2007-м. – Спал на полу с крысами. Хорошо, что тюрьма в Кито высоко над уровнем моря, а не в джунглях, и нету такого количества комаров и прочей гадости, как в других провинциях, ближе к морю. Нравы были самые жесткие: местные подскакивали к иностранцам с мачете и если не откупался кто, то рубили этими мачете на месте. В те времена все списки и бухгалтерия в тюрьме на всех 600 человек велись в амбарных книгах от руки, и постоянно их тюремщикам приходилось переписывать. Я же организовал чтобы в виде подарка снаружи тюрьме прислали компьютер. И посадили меня за него вести списки. И тогда я зажил очень хорошо, потому как все списки были в компьютере, и я всегда знал кого и куда, и когда, и люди стали от меня зависимы, и теперь уж всех мачетеносцев, кто дергался, предупреждали свои же, что-де Радж, хоть и иностранец, но на особом положении, нельзя, мол, раздражать. Приходил "поговорить" американский DEA агент, чувствовавший себя там комфортнее, чем дома, все тюремное начальство перед ним стелилось, как перед мессией, и интересовался лениво – не хочу ли я ему ничего рассказать о поставщиках и продавцах и каналах сбыта между Эквадором и Канадой. И даже не намекал, а говорил прямым текстом, что даже если ничего нету такого, то он, агент, поможет мне все придумать красиво.

Радж отказался, агент ушел, но, как затем оказалось, внес его в базу данных DEA как наркобарона, что впоследствии аукнулось.

В 1994-м американская киностудия сняла фильм об этой эквадорской тюрьме, попала в кадр и камера Раджа, хотя сам он в объектив не лез. В общей сложности в этой тюрьме он просидел чуть больше трех из полученных двенадцати лет, после чего Канада устроила ему побег. Побег был очень хорошо организован, было много шума, Штаты перекрыли все границы, но Радж ушел – через Колумбию. И до сих пор, вспоминая свои первые полтора года в эквадорской тюрьме, вздрагивает.

Но как бы ни было плохо в тюрьмах Латинской Америки, все же это не идет ни в какое сравнение с тем, что происходило у нас в Союзе в сталинские времена. "Колымских рассказов" Шаламова под рукой нет, но вот из "Архипелага" Солженицына несколько пассажей, которые полезно перечитывать время от времени тем, кто считает, что ему плохо живется или сидится. Очень отрезвляет:

Заключенные ГУЛАГа на работах. Фото: Живая Арктика
Ивановская пересылка, зима в 1937-го на 1938-й: "Тюрьму не топили – и не только не мерзли, но на верхних нарах лежали раздетые. Выдавливали все стекла в окнах, чтобы не задохнуться. В 21-й камере вместо положенных двадцати человек сидело триста двадцать три! Под нарами стояла вода, и настелены были доски по воде, на этих досках и лежали. А из выбитых окон туда-то как раз морозом и тянуло. Вообще там, под нарами, была полярная ночь: еще же света никакого, всякий свет загородили кто на нарах лежал и кто между нар стоял. По проходу к параше пройти было нельзя, лазали по краям нар. Питание не людям давали, а на десятку. Если кто из десятки умрет – его сунут под нары и держат там, аж пока смердит. И на него получают норму."

Владивостокская транзитка, февраль 1937-го, собралось 40 тысяч человек, не успевали отправлять на Колыму пароходами, вот и скопилось столько народу: "Да по нескольку месяцев там вязли. Клопы по нарам шли – как саранча! Воды – полкружки в день: нету ее, возить некому! Целая зона была корейцев – все от дизентерии вымерли, все! Из нашей зоны каждое утро по сто человек выносили… А осенью навалился сыпнячок тоже. Это и у нас так: мертвых не отдаем, пока не завоняют, – пайку на него получаем. Лекарств – никаких. На зону лезем – дай лекарства! – а с вышек пальба. Потом собрали тифозных в отдельный барак. Не всех туда носить успевали, но и оттуда мало кто выходил. Нары там – двухэтажные, так со вторых нар он же в температуре не может на оправку слезть – на нижние льет! Тысячи полторы там лежало. А санитарами – блатари, у мертвых зубы золотые рвали. Да они и у живых не стеснялись…"

В бараке. Рисунок заключенного ГУЛАГа.
Фото: gulag.jpvnew.org
Кировская пересылка, 1947-й год: "… впихивали людей в камеру два вертуха сапогами, и только так могли дверь закрыть… Клопов было столько, что кусали днем, пикировали прямо с потолка."

Котласская пересылка 1944-1945 года: "Это просто был участок земли, разделенный заборами на клетки, и клетки были заперты… Под осенним мокрым снегом и в заморозки люди жили здесь просто против неба на земле… Позже в этих клетках разбивали палатки, а иногда возводили срубы – высотой в два этажа, но, чтоб разумно удешевить строительство, – междуэтажного перекрытия не клали, а сразу громоздили шестиэтажные нары, с вертикальными стремянками по бортам, которыми доходяги и должны были карабкаться… В зиму 1944/45 года помещалось только семь с половиной тысяч, из них умирало в день – пятьдесят человек… (Возразят, что это сносно вполне, смертность меньше процента в день, и при таком обороте человек может протянуть до пяти месяцев…)."

Пересыльный пункт Вогвоздино (в нескольких километрах от Усть-Выми): "…сидело одновременно 5 тысяч человек, … варили жидко, но мисок… не было, однако извернулись… – баланду выдавали в банных тазах на десять человек сразу, предоставляя им хлебать вперегонки."

Минусинск, 1937-й год: "Минусинская тюрьма была издавна выстроена на 500 человек…, а теперь в нее поместили 10 тысяч…"

Так что по сравнению со всем этим тюрьмы Латинской Америки, а уж тем более Соединенных Штатов – чистый рай на Земле. Вот только длительностью срока переплюнули даже гулаговские. Но четко видно, что если бы здешней посадочно-тюремной системе стало более выгодно с точки зрения бизнеса не держать десятилетиями миллионы людей, а загонять их на Аляску валить лес или же убивать арестованных прямо в момент ареста, то нет никаких сомнений в том, что живо бы подвели законодательную базу под это, ну а стадной части населения, т.е. большинству, привычно и умело промыли бы мозги, как это было с принятием Patriot Act после 9/11, и, как уже случилось со многим другим, что не так давно казалось дикостью невозможной, вскоре подобное бы начало почитаться за добродетель и единственно возможный верный метод. Ну а сверху – обязательный толстый слой патриотизма. Который, как известно испокон – прибежище негодяев.

_______

<< часть первая
_______


Книга: Misha Glenny "McMafia"

Музыка: Di Blasio "Mi Buenos Aires Querido"

Сcылка: Международный Центр Тюремных Исследований






Print Friendly and PDF

4 комментария:

  1. В Швеции считается, что содержание заключённых в тюрьмах слишком дорого обходится налогоплательщикам. У меня на глазах выросло целое поколение наркодельцов. Как-то даже сняли соседнюю квартиру под офис. Правда, через пару месяцев в офисе произошла разборка, из-за которой жильцам отказали в продлении контракта. "Знакомых" нарко-дельцов то и дело сажают. Об операциях по взятию с поличным пишут в газетах, но вскоре они снова на свободе.

    ОтветитьУдалить
  2. Академик Дмитрий Лихачев, побывавший на Соловках, в своих воспоминаниях писал о том, что любознательность/ любопытство было сильнее страха и боли. Ему было интересно, что же всё-таки происходит в "аду". Он старался запоминать, анализировать. Здесь тоже эмоциональность уходит на задний план. Во всех прочих воспоминаниях о жизни в тюрьме эмоциональная сторона перегружает. И она так негативна и беспросветна, что быстро устаёшь воспринимать. Те рассказы о тюрьме, в которых просвечивает природный юмор и созерцательность, доносят до читателя больше информации.

    ОтветитьУдалить
  3. Здесь в свободном доступе книга о Соловках тех времен бежавшего оттуда Бессонова http://bit.ly/W4ZlbR

    ОтветитьУдалить
  4. Андрей Екб

    Еще одна книга о непростой судьбе, если не читали: Олег Волков "Погружение во тьму"
    http://lib.ru/MEMUARY/WOLKOW_O/pogruzhenie.txt

    ОтветитьУдалить

Пожалуйста, указывайте свое имя (уж какое укажете).