воскресенье, 30 июня 2019 г.

Не зарекайся: Добро пожаловать в тюрьму!

В другой форме этот текст был опубликован в 2005-м в виде одной из глав книги "Не зарекайся" (издательство "Батькiвщина", Харьков). 
В данной редакции публикуется на Зазеркальях с согласия автора.

Не зарекайся: часть  1   2   3   4  

автор: Владимир Ажиппо 

Автор - харьковчанин Владимир Андреевич Ажиппо, подполковник, психолог, ветеран органов внутренних дел. Более двадцати лет отслужил в различных СИЗО и колониях усиленного и строгого режимов Советского Союза, а после - Украины. Скончался в Лондоне в июне 2017-го в 60-летнем возрасте. Сердце.

Фото: ТАСС

Тюрьма - не только боль потерь.
Источник новых откровений,
тюрьма еще - окно и дверь
в пространство новых измерений.

                  - Игорь Губерман

Не верь!
Не бойся!
Не проси!

                 - Арестантские заповеди



Итак, вас привезли в СИЗО. На жаргоне это называется «заехать на тюрьму» (если наоборот, то «выехать»). Аналогично: «заехать в хату» (камеру), «выехать с хаты». Последнее не путать с «выломиться с хаты», но об этом позже. На языке тюремщиков вы и те, кто сегодня попал в тюрьму вместе с вами – «новая прибыль» или просто «прибыль». Вот так, для кого-то вы – прибыль, значит уже живете на Земле не зря.

Корявое название «СИЗО» теперь запомнится вам на всю жизнь. По отзывам всех без исключения зэков – СИЗО – самая черная страница тюремной книги. Объясняется это довольно просто: в ИВС плохо, но длится это недолго, в колонии приходится сидеть долго, но там дышится вольней, а пребывание в СИЗО – отвратительный и длительный кусок жизни зэка. Кроме этого, в СИЗО человека постоянно душит гнетущая неопределенность, а после приговора, как правило, становится спокойней на душе.

Когда вы выпрыгните из воронка (из воронка выйти нельзя, только спрыгнуть, такая уж там лесенка), посмотрите по сторонам и обязательно – на небо. Дело в том, что тюрьма устроена так, что окна всех камер либо выходят внутрь, либо закрыты «баянами» – металлическими жалюзи, то есть больше ничего, напоминающего свободу, вы не увидите… Только небо одно над свободой и тюрьмой.

Первым делом вы попадете в приемно-сборное отделение или, как его называют зэки, боксики. Боксами официально называются камеры сборного отделения, они такие же, как жилые, только вместо нар – скамейки для сидения.

Следует сразу усвоить некоторые простые правила поведения. Теперь с вами будут разговаривать грубо и безразлично, тон тюремщиков, как правило, раздраженный, голос – громкий и неприятный. Обращаться к вам будут только на «ты», даже если вам восемьдесят лет отроду (хотя в соответствии с официальными правилами обращаться к арестованному можно только на «вы»). На ваше положение на свободе всем наплевать, о нем никто не знает и знать не хочет.

Фото: Комсомольская правда
Преобладающий тип тюремщика: тупой, ленивый, хамовитый и равнодушный ко всему, что не касается его желудка. Последняя черта очень важна, такие люди никогда не испытывают сочувствие или сострадание, но и зла никому не желают. Вы для них что-то без имени и без судьбы. Впрочем, вам встретятся и другие типы: или неглупые, или энергичные, или вежливые, или внимательные. Бывают даже такие, которые сочетают эти качества, но, к сожалению, а то и к счастью для вас, их очень мало.

Относиться к этому нужно совершенно спокойно, эмоции в тюрьме всегда вредят. Вы же не станете рвать сердце оттого, что за шиворот закапал дождь или откуда-то запахло дерьмом. Неприятно, конечно, но ваш внутренний мир это не задевает. Вот так пусть не задевает и грубое обращение. Лично вас оскорбить здесь никто не желает, до вас просто дела никому нет, вы – очередной зэк.

Исходя из этого, не нужно никому задавать вопросы, и так все поймете. Не надо улыбаться или, наоборот, делать зверскую рожу. Вообще, желательно поменьше привлекать к себе внимание.

Отвечать на вопросы нужно быстро, точно и максимально коротко, причем ответы должны совпадать с теми, что записаны в документах. Спросят, за что посадили, отвечайте: за кражу (разбой, угон). Не надо рассказывать, что вы ничего не совершали, что вас посадили по нелепой ошибке… Тюремщики не имеют никакого отношения к вашему уголовному делу, и на правдивость ваших ответов им наплевать.

В боксе вас продержат несколько часов. С соседями близко знакомиться не спешите, вряд ли вам с ними придется сидеть в одной камере, вообще, меньше болтайте. Поговорка «слово – серебро, молчание – золото» как нельзя более точно подходит к тюрьме. Пока вы будете в сборном, вас осмотрит врач и побеседует оперуполномоченный.

Врач (как правило, это дежурный фельдшер) с большой любовью вас осматривать не станет, он, как говорится, клятву Гиппократу давал, а не вам. Поэтому постарайтесь успеть рассказать ему обо всех своих болячках, пусть запишет, это может пригодиться в будущем. Симулировать не нужно: лечат тюремные медики отвратительно (на жаргоне врач называется «лепила»), но симулянтов «выкупают на раз», опыт большой, таких перед ними прошли тысячи. Они скорее мертвого посчитают симулянтом, чем симулянта – больным.

Фото: Shutterstock
Если у вас имеются следы побоев, обязательно покажите их врачу и попросите записать эти данные в журнал приема заключенных. Заявить о наличии побоев лучше сразу же, как только вас завели в сборное, и вы увидели людей не в милицейской, а в военной форме.

Если эти побои вы приобрели в милиции, то в последующем это может оказаться очень важно. Тюремщики это обязательно зафиксируют, а начальника милицейского конвоя заставят расписаться в акте.

Разговоры о том, что все менты одним миром мазаны, не более чем разговоры. Отделение департамента от МВД имеет намного больше минусов, чем плюсов, но в вашем случае это явный плюс. Если раньше какой-нибудь милицейский начальник мог позвонить и чуть ли не приказать, чтобы побои не фиксировали, то их и не фиксировали. Сейчас это проделать гораздо сложней: нужно просить, быть должным… Часто этот путь не срабатывает и в девяноста процентах случаев следы побоев документируются.

Беседа с оперуполномоченным оперативного отдела, или, как сейчас говорят, «опером» – очень важное событие.

Тюремный оперуполномоченный на жаргоне – «кум». Соответственно, оперотдел – «кумчасть». Почему, никто не знает, но слово это утвердилось прочно.[7] Хоть кум – слово неоскорбительное, но к самому оперу так обращаться не следует, ему не понравится.

Вероятно, что именно этот человек будет активнее всего влиять на вашу тюремную судьбу, пока вы будете в СИЗО. Дело в том, что только оперативники решают, в какой камере зэку сидеть, а это в тюрьме самое главное. Именно дежурный опер сейчас определит, куда вам отправляться, если, конечно, по состоянию здоровья вы вообще куда-то можете отправиться, кроме санчасти или морга.

Также надо твердо знать, что опера – единственные из сотрудников СИЗО, которые по своим обязанностям имеют отношение к раскрытию преступлений, в том числе и того, за которое вас посадили.[8]

Оперу не нужно явно врать – заметит; не нужно быть и искренним: в тюрьме вообще ни с кем нельзя быть искренним и упаси Бог перед кем-то открывать душу. Оперу нужно обязательно сообщить о возможных проблемах в тюрьме. С подельниками вас вместе и так не посадят, но у вас могут быть враги по свободе, вы можете ожидать опасности от кого-либо или в каких-либо ситуациях, у вас могут быть связи, бросающие на вас тень (с точки зрения преступного мира, конечно): друзья или родственники в милиции, например. Да всего не перечислить. Обо всем этом оперу нужно сказать обязательно, за вашу безопасность в камере теперь будут спрашивать с него.

Существует еще один серьезный момент, о котором, учитывая особенности современной жизни, умолчать нельзя. Обязательно сообщите оперу, если у вас что-то «непонятно с прошлым». Так на жаргоне (весьма тактично) называются предполагаемые или реальные гомосексуальные контакты или контакты с гомосексуалистами, даже если они носили не более чем приятельский или деловой характер.[9] Быть в тюрьме пассивным (именно пассивным, а не активным) гомосексуалистом (обиженным, опущенным, петухом и т.п.) – хуже некуда, но все же лучше оказаться в этом положении сразу, без скандала. Опер легко сориентируется, насколько серьезна ваша проблема и вовсе необязательно, что посадит вас в камеру к петухам, скорее, просто объяснит, как себя нужно вести.

Фото: ТОП10
Вполне возможно, что опер попытается вас завербовать. Надо сказать, что умный и опытный опер, видя вас впервые в жизни, этого делать не станет. Но не все опера умные и опытные, поэтому такой вариант не исключен и может повториться позже. Ситуация эта достаточно щекотливая и имеет множество оттенков. Так что однозначный совет дать невозможно. Но можно попытаться.[10]

Хорошенько подумайте, чего вы сами хотите? Решать, в конце концов, вам. С оперотделом «дружит» немалый процент зэков.[11] Времена, когда информатора могли ночью задушить подушкой, ушли лет двадцать назад, и ушли безвозвратно.[12] Сейчас никто не посмеет его и пальцем тронуть – себе дороже. Есть люди, которые не только не скрывают свои отношения с кумчастью, но и кичатся ими. Еще и прибыль с этого имеют. Но это, конечно, крайность, речь не об этом. Поэтому, если физиономия опера вам чем-то симпатична, его манера общения располагает к себе, и вас устраивают такие отношения (а они дают немалые преимущества), то соглашайтесь на здоровье.

Если же такие отношения вас не устраивают – ну не нравятся они вам, то соглашаться на сотрудничество не нужно. Учтите, что никто и никогда не пострадал от того, что отказался помогать администрации. Помощи от нее тоже, правда, не получил, но и беды никакой не накликал.

Отказать оперу нужно достаточно внятно, не «тошнить»: я подумаю, я еще не совсем готов… Но сделать это надо тактично, например, сказать, что вы не готовы к этому разговору, так как не отошли от шока после ареста и общения с ментами, бока еще болят; что вы не хотите иметь ничего общего с преступным миром и не желаете интересоваться его криминальными склоками; что вы плохо сходитесь с людьми и не умеете с ними общаться; что вы разговариваете во сне; что у вас бывают провалы в памяти после черепно-мозговой травмы (опер не станет проверять, была ли у вас ЧМТ); что у опера, без сомнения, достаточно глаз и ушей, зачем ему еще и ваши нужны. Очень убедителен ответ – «я не так воспитан» или «а вы бы на моем месте согласились?» Этого хватит. Нажима не будет.

Из сборного отделения вы попадете «на вокзал». В тюрьме всегда высказываются так безграмотно: на вокзал, на тюрьме, на подвале… Но коль так выражаются практически все, то это, стало быть, уже не безграмотность, а особый жаргон – сленг. Если ваше образование не позволяет вам выражаться неграмотно, то плюньте на образование и выражайтесь, как все. В тюрьме плохо каждому, но белым воронам еще хуже. Вот выйдете на свободу – и разговаривайте правильно и изысканно (если не разучитесь).

Вокзалами называют камеры, где прибыль проходит своего рода карантин. Это недолго. За это время у вас возьмут анализы, откатают пальцы, сфотографируют да и вообще подержат некоторое время, чтобы вы немного провонялись тюрьмой.

Тюремный запах – это вообще что-то особенное, такого больше нет нигде. Это смесь запахов табачного дыма, пота, испражнений, мерзкой баланды, дорогой колбасы и многого другого. Советую принюхаться, скорее всего, это надолго.

Общаясь с зэками на вокзале, имейте в виду, что это сброд, скоро вас раскидают по всей тюрьме. Скрытничать не следует – это подозрительно, но болтать лишнего не надо. Если у вас есть еда, поделитесь ею, но всем без разбора и все до последней конфеты раздавать не надо. Жадных не любят, а щедрому кто-нибудь более ушлый (или считающий себя таким) попытается сесть на голову. Щедрость обязательно воспримется как слабость. Кроме того, так вы можете разделить хлеб и с петухом, оправдывайтесь потом. То, что кто-то на вокзале постарается показать себя более опытным – это понты, вы все примерно одинаковы по своей опытности или, скорее, неопытности.

Понты – очень емкое понятие, родившееся в тюрьме. Это и показуха, и неправда, и фальшивая манера держаться, и хорошая мина при плохой игре, и плохая мина при хорошей… Есть выражение «понты – вторые деньги», то есть иногда понты полезны, но чаще бесполезны или даже вредны. В данном случае понты – это пустое бахвальство и попытка развеять собственную неуверенность.

На вокзале все себя чувствуют достаточно неуверенно. Оно и понятно, это временное положение, завтра заезжать в камеру, в какую – неизвестно.

Если на вокзале окажутся люди, которые заехали на тюрьму не сегодня, не вчера, а намного раньше,– сторонитесь их. Независимо от того, что они будут «плести» о своем положении, не верьте – это ложь. Послушайтесь совета – держитесь от них подальше.

Еще один важный практический совет. Вместе с нормальными людьми в тюрьму попадают всякие отбросы: бомжи, алкоголики, наркоманы. Среди этой публики полно больных туберкулезом, гепатитом, СПИДом, сифилисом, дизентерией, чесоткой и др. Эти болячки у них выявят позже, на вокзале же все сидят вперемешку в тесноте и духоте.

Поберегите себя, старайтесь меньше общаться, лучше всего побольше спать, накрывшись с головой, находиться поближе к открытому окну, не пить ни с кем из одной кружки, не обмениваться вещами, обязательно выходить на прогулку и вытряхивать свою одежду.

В общем, добро пожаловать в тюрьму!

Фото: ОК
 ___

Какая-то доля описанного Владимиром Ажиппо - эндемична, т.е. относится исключительно к тюрьмам СССР и постсоветского пространства, но большая часть, особенно касательно ключевых тюремных вопросов, очень даже приложима ко всем тюрьмам, вне зависимости от их географического расположения, ну, разве что, конечно, со скидкой на национальные вариации и особенности каждого отдельного заведения. Рекомендуем отнестись к текстам Владимира Ажиппо со всем вниманием, кто бы в какой стране ни проживал. Тюремная механика и психология поведения арестантов и тюремщиков во многом интернациональны.
___

Подготовка текста к публикации - Solo. Логистика, вычитка, редактирование - Лилия Васильева, EW7L; Lea; Эдмон Варданян.
___

Не зарекайсяВступление > Арест > Добро пожаловать в тюрьму! > Тюремная камера > Устройство быта > Как ладят воры и менты > Физическое воздействие > Психическое воздействие > Что такое «пресс»? > Убивают ли в СИЗО? > Воры, лидеры, авторитеты > Понятия > «Фильтруй базар!» > Азартные игры > Тюремный юмор > Татуировки > Защита прав > Национальный вопрос > Тюремное врачевание > Голодовка > Самоубийство > Отношение к вере > Побег > Адвокат. Друг? Враг? Или так > Советы родственникам
Print Friendly and PDF

4 комментария:

  1. Комментарии от Гоблина (опер.ру):

    [7] Кум называется кумом потому, что сватает статьи. Кстати, выражение «букет статей» (или болезней) – оно оттуда же, из фени.

    [8] А кроме того ещё и за раскрытие тех, про которые ты знаешь или слышал.

    [9] Непонятное – слово исключительно многогранное. Блатная феня, как и любой другой профессиональный жаргон, словами не богата. Потому одно и то же слово может иметь массу значений. Слово «непонятное» в этом плане – практически рекордсмен. Оно обозначает всё на свете сразу. Выражение «попал в непонятное» охватывает широчайший диапазон ситуаций: от неспособности найти билетную кассу на вокзале до нечаянного рукопожатия со старым знакомым, ныне – лагерным петухом.

    [10] Процесс вербовки выглядит несколько не так, как обычно рассказывают в своих сказках «про кровавую гэбню» отважные советские интеллигенты. При серьёзной вербовке аргументы используются настолько веские, что отказаться не получится. Как у дона Корлеоне: предложение, от которого невозможно отказаться. Только наоборот.

    [11] Времена эти никуда не делись. Душить не будут только потому, что известный доносчик – он значительно безопаснее, чем доносчик не выявленный. Вот, например, Александр Исаевич Солженицын успешно работал в лагере тайным осведомителем, и – ничего, до сих пор как огурчик и живой!

    [12] Человек, работающий на кума, называется кумовской. Он очень не любит, когда его так называют. Если человек не работает на кума, а его назвали кумовским – неизбежен конфликт, как правило – с кровью и увечьями. И даже если работает на кума, всё равно будет отрицать. Потому прежде чем говорить, всегда надо думать. Потому что за слова приходится отвечать.

    ОтветитьУдалить
  2. Еще пару нюансов для штатовских арестантов, в данном случае для впервые перешагивающих порог федеральной тюрьмы.

    Когда арестовавшие тебя агенты наиграются в допросы и запугивания, наступит вечер, и тебя повезут в тюрьму. Там, как это описывает и Ажиппо, ты становишься просто передаваемым по этапу объектом, ничего личного со стороны тюремщиков. Они таких как вы видели десятки тысяч, и вы лично им глубоко до фени, если не заставляете их делать лишнюю работу какими-то своими причудами.

    Так вот, на каком-то этапе, все еще в процессе оформления, снятия отпечатков пальцев, фотографирования, переодевания, раздевания догола, получения твоего личного пожизненного федерального номера зэка, тебя поставят перед психологом, который задаст где-то вопросов 15-20, а в некоторых тюрьмах просто дадут бумажку, которую нужно заполнить ответами да/нет.

    Все вопросы будут крутиться вокруг одного: собираешься ли ты покончить жизнь самоубийством, или еще пока нет. На все эти вопросы нужно четко и однозначно отвечать "нет". Иначе, при малейшем подозрении, замкнут сперва в одиночку на спецнадзор, а то могут и на растяжку, голышом, а потом поселят в блок к психам, и из этого круга уже не выбраться. Тарен, психотропные таблетки принудительно, и привет ку-ку, был здоровый психически, стал псих.

    ОтветитьУдалить
  3. Есть еще одна засада, которую нужно с самого начала четко осознавать. В тюрьме невозможно скрыть кто ты есть на самом деле. Потому лучше сразу быть/называться тем, кем ты являешься, а не прятаться за придуманное. Давно сидящие раскусывают таких в пять секунд, достаточно взгляда, даже можно не говорить ничего.

    В какой-то момент, во время все того же процесса оформления, подойдет дежурный лейтенант (обычно в белой рубашке, в отличие от сине-голубой униформы рядовых тюремщиков), с еще одним опросником: сотрудничал/сотрудничаешь ли ты с полицией/агентствами? Давал ли показания против кого-либо? Не являешься ли гомосексуалистом? Есть ли у тебя какие-либо основания опасаться нахождения в общем блоке, вместе с другими зэками?

    Тут дело хозяйское. Если ничего этого нет, то смело отвечай, что"нет", и без опасения — в общий блок. Если же на какой-то из этих вопросов реальный ответ "да", то смотри сам. Если твое дело — детская порнография или что-то похуже, связанное с детьми, то могут убить и в пересыльной тюрьме, но вряд ли.

    Более вероятно, что убьют если попадешь в USP — high security тюрьму, если срок будет большой, но это уж после приговора.

    Если в medium тюрьме — ну, вряд ли убьют, но покалечить могут, особенно если не знать своего места (сидеть только за столами для "чомо" — "педофилов", ходить по стеночке, и чтоб не было видно и слышно).

    В тюрьмах low и вот как эта Moshannon Valley частная, для иностранцев, "чомо" уже чувствуют себя посвободнее, но тоже наглеть не нужно, можно нарваться, и будет поделом.

    Если работал/работаешь на федералов, и особенно если по данным показаниям кого-то посадили — скрывай/не скрывай, все это вылезет наружу, и тогда разговор короткий. Если ответишь "да" на этот вопрос лейтенанту, он спрячет тебя в одиночку, в карцер. Но вот Альберто Гонзалеса, организовавшего в свое время посадку нескольких десятков человек из ShadowCrew под оркестровку Сикрет Сервиса (собственно, он у них зарплату получал), не спас и карцер — на какой-то из пересылок порезали. Но вроде не до конца, оставили на потом.

    В общем, будет такой опрос лейтенантом, будьте готовы, а как отвечать и что будет впоследствии — это уж как кому судьба надиктует.

    Тогда же, в процессе оформления, заведут еще в один кабинет, где будет один или парочка вертухаев из местного тюремного гестапо — S.I.S. — Special Investigations Supervisors. Этих будет интересовать твоя принадлежность к наружным и тюремным бандам. Если где состоишь — нужно сказать. А то бывает, что ненароком попадали на этаж бойцы из разных серьезно враждующих банд, вплоть до обязательства убивать членов противоположной банды, и разговоры там не помогут. Вот тут можно почитать:
    romanvega.ru/2015/09/bandy-v-amerikanskih-tyurmah.html

    Да, еще — если есть татуировки — все будет сфотографировано, и — в файл.

    Вот, вроде бы, все основные важные моменты заезда первоходка на тюрьму в Штатах.

    ОтветитьУдалить
  4. Андрей Дорогин, Петрозаводск23 июля 2019 г., 17:59

    Ну, тюрьма. Все в жизни бывает в первый раз. Главное — не паниковать. Потому как паниковать надо было раньше. Реалистично оценить ситуацию.

    А по тюрьме — основная идея, что нужно относиться к окружающим так, как ты хочешь, чтоб относились к тебе.

    И вот важно: не болтай! Держи язык за зубами, не спеши раскрывать душу кому ни попадя. Не нужно. Могут нарисоваться в твоем окружении якобы сочувствуюшие, готовые выслушать люди, чтобы потом услышанное применить в своих интересах, разных. Каких только постанов не бывает. Потому — лишнего не говорите никому. Как у Булгакова "Мастер и Маргарита" начинается: "Никогда не разговаривайте с неизвестными".

    ОтветитьУдалить

Пожалуйста, указывайте свое имя (уж какое укажете).