понедельник, 18 ноября 2019 г.

Фотошоп

цикл Желтая стрела: части   2   3   4   5   6   7   8   9   10  

тюрьма Moshannon Valley, Пенсильвания 
автор: Роман Вега 

Фотограф: Сара Деремемер (Sarah Derememer)

"Где доносчики награждаются, там не будет недостатка в виноватых."
          - Кретьен-Гильем Мальзерб

Дракон: Человеческие души, любезный, очень живучи. Разрубишь тело пополам — человек околеет. А душу разорвёшь — станет послушней, и только. Нет, нет, таких душ нигде не подберёшь. Только в моём городе. Безрукие души, безногие души, глухонемые души, цепные души, легавые души, окаянные души. Знаешь, почему бургомистр притворяется душевнобольным? Чтобы скрыть, что у него вовсе нет души. Дырявые души, продажные души, прожженные души, мёртвые души.
          - Евгений Шварц "Дракон"


Это раньше, в докомпьютерную эру, художникам приходилось вручную сочинять разных диковинных, не существующих в природе существ типа горгулий, химер и мантикор. Требовались талант, время, фантазия. Сейчас, имея под рукой Фотошоп, даже не художник может, одной левой, за пять минут, намантикорить такого, что ни в сказке сказать, ни пером описать...

Не обошел этот фотошопо-прогресс и, казалось бы, далекие от искусства области человеческой деятельности — вот даже судебно-посадочная система Соединенных Штатов взяла на вооружение принципы Фотошопа. Ныне, в большинстве своем, федеральные криминальные дела рисуются по отработанным стандартам, лишь под каждый отдельный случай подбирается свой индивидуальный набор фильтров, из имеющихся в наличии. Базовая же софтина — как Фотошоп — остается неизменной.

Вот как классически "зафотошопили" белоруса Сашу Жильцова, которого в детстве привезла из Минска в Штаты мама. Пока Саша доучивался в американской школе, мама, совместно с Михаилом Барышниковым, заведовала галлереей современного русского искусства где-то в Нью-Джерси. Картин белорусских художников было много, — Саша показывал фото, и, помню, особенно понравилась одна картина — с вороной, идущей с покупками домой. Называется "Homecoming", а вот, к сожалению, имя художника подзабыл. Может подскажет кто?

Закончив школу, Саша успел поработать в автодилерстве, в интернет-кафе, и — в фотоателье, где, в числе прочего, освоил и Фотошоп. В этом ателье его и повязали, после чего привезли к нам на этаж нью-йоркской следственно-пересыльной тюрьмы MDC Brooklyn. Так что перипетии Сашиной истории мы наблюдали день за днём, из первых рядов партера, всем нашим колхозом принимая активное участие в его битве с Драконом. Благо коллективного опыта в этом нам было не занимать.

Дракон и Ланцелот. Рисунок: Newsland.
Дракон с Сашей дрался "честно", как и с каждым из нас. Происходило это по типу как у Шварца, когда мэрия, чтобы бой выглядел по-честному, перед схваткой вооружала Ланцелота:
Бургомистр: Слушали: О снабжении некоего Ланцелота оружием. Постановили: Снабдить, но скрепя сердца. Эй, вы там! Давайте сюда оружие! 
Гремят трубы. Входят слуги. Первый слуга подаёт Ланцелоту маленький медный тазик, к которому прикреплены узенькие ремешки. 
Ланцелот: Это тазик от цирюльника.
Бургомистр: Да, но мы назначили его исполняющим обязанности шлема. Медный подносик назначен щитом. Не беспокойтесь! Даже вещи в нашем городе послушны и дисциплинированы. Они будут выполнять свои обязанности вполне добросовестно. Рыцарских лат у нас на складе, к сожалению, не оказалось. Но копье есть. (Протягивает Ланцелоту лист бумаги.) Это удостоверение дается вам в том, что копье действительно находится в ремонте, что подписью и приложением печати удостоверяется. Вы предъявите его во время боя господину дракону, и все кончится отлично. Вот вам и все.
А с Сашей дело было так:

Агенты DSS (Сервиса дипломатической безопасности, при Госдепе) взяли некоего Владислава Тимку — жившего в Бруклине гражданина Украины, и предъявили ему обвинение в заговоре по отмыванию денег, в краже личных данных, и в том, что он выдавал себя (по телефону) за дипломата, таковым не являясь.

Нехитрый бизнес Владислава состоял в том, что он подделывал Фотошопом сканы паспортов и других документов дипломатов из посольств и консульств стран бывшего Союза (в основном — Средней Азии), и на их основании покупал по разным автодилерам люксовые машины: Порш, Лексус, с некой серьёзной скидкой, так как дипкорпус не платит какой-то там налог. После чего эти машины перепродавал, имея какую-то там "дельту". С чего и жил.

И тут вдруг весь этот нехитрый бизнес рухнул, руки в наручниках, а впереди по курсу — перспектива срока в сколько-то лет, после чего — депортация на Украину, что, как обнаружилось в процессе следствия, для Владислава было совершенно нежелательно.

Так бы оно все и случилось — срок и депортация, если бы, как вы уже догадываетесь, согласно законам жанра, прокуратура и агенты не предложили на них поработать — за страх и на совесть. За то, чтобы не посадили, всё простили, и чтоб не депортировали после отсидки, оставив в Штатах, на новой работе — агентом-информатором.

Работа заключалась в посадке максимально большего количества всех подряд: знакомых, полузнакомых, малознакомых и пока вовсе не знакомых свежеиспеченного "сотрудничающего свидетеля", при самом активном его содействии.

Владислав рьяно принялся за дело, под диктовку агентов строча показания на всех подряд. Работа творческая — нужно же придумывать кого под какую статью подвести, и чтоб выглядело хоть до какой-то степени правдоподобно. Да и круг знакомых и полузнакомых по ходу пьесы ширился как на дрожжах — сдать/посадить ведь нужно побольше, чтоб угодить работодателям, а то если нет, то прокинут с обещаниями, — а в тюрьму, и потом — на Украину очень ему не хотелось.

Дошла очередь и до Саши Жильцова, которому подфартило за несколько лет до этого шапочно познакомиться с теперь уже "сотрудничающим свидетелем" Владиславом.

Загонщики долго не мудрствовали. Раз Жильцов работал в интернет-кафе, то давайте напишем, что он подделывал Фотошопом документы дипломатов, для Тимку. А что никакие из тех документов никаким боком к Саше не имели отношения, то не беда.

Отрабатывающий будку и кость "сотрудничающий свидетель" вдруг "вспомнил", что якобы когда-то там, на заре туманной юности, "сотрудничающий свидетель" попросил Сашу сфотошопить ему свидетельство о рождении придуманной дочери, так как на Украине ему грозил призыв в армию, а тем, у кого дети до трёх лет, дома давала отсрочку от призыва.

И вот, мол, и свидетельство нашлось в его, Владислава, компьютере, полученное когда-то с Gmail мыла, принадлежавшего, с его же слов, как раз Саше Жильцову, и связанное с профилем Саши в "ВКонтакте", тоже обнаруженным и преподнесенным своим кураторам на тарелочке "сотрудничающим свидетелем". Мол, давайте за это Сашу и посадим.

Судья прокурору: "В интересах ускорения юридического процесса, мы перескакиваем через стадию доказательств, и переходим сразу к приговору". Журнал The New Yorker, 1995.
Доказывать, что профиль "ВКонтакте" принадлежит именно Саше, а не сделан самим "сотрудничающим свидетелем" или заинтересованными в посадке агентами, прокуратура посчитала совершенно не обязательным. Раз на странице VK — фотография Саши, и раз "сотрудничающий свидетель" под присягой даст любые нужные показания, то зачем париться, пойдёт и так.

Так и решили: обвинить Сашу в изготовлении и последующей отправке по мылу поддельных документов для "сотрудничающего свидетеля", на основании показаний последнего. А по букве закона это вылилось в статью 18 U.S.C. §1028(a)(2) & (b)(1)(A)(ii): "Неправомочная пересылка фальшивого идентификационного документа".

Первая страница заключения апелляционного суда, отправившего дело Александра Жильцова на пересуд. Документ доступен полностью на LexisNexis.
Скольких ещё тогда и впоследствии посадил Владислав, и скольких ещё посадит — не в курсе. А для читающих этот текст звездно-полосатых информаторов, агентов и прокуроров сообщаю, что всё здесь написанное не является разоблачением мною вашего "сотрудничающего свидетеля" (за что, если кто не знал — статья, до пяти лет), потому как вы же сами его уже сдали, обнародовав информацию: посмотрите LexisNexis, том 769 F.3d, страница 127 и дальше; где судья апелляционного суда Debra Ann Livingston подробно разложила по полочкам всю вашу подлую нехитрую кухню. Так что всё взято из открытых источников. Им и предъявляйте.

В этом заключении и в других документах, попавших в руки по ходу изучения вопроса, много интересного. Особенно повеселила стенограмма судебного процесса, в том месте, где Специальный агент DSS Клайн давал показания перед жюри. Выглядело это примерно так:
  • "Фамилия подсудимого в паспорте, на правах, и в документах криминального дела — одна, а в профиле «ВКонтакте» — совсем другая, и хотя фамилии разные, но вы, жюри, не обращайте внимания, это так бывает, на самом деле это одна и та же фамилия. Вот и «сотрудничающий свидетель» подтвердит".
  • " Я — специальный суперагент Клайн, родом не из России. Нет, русского языка я не знаю".
  • "Нет, как работает «ВКонтакте» я не знаю, только мне сказали, что это как русский Facebook. Кто сказал? «Сотрудничающий свидетель»".
  • "Нет, ни на какие другие страницы «ВКонтакте» я не заходил. А эту — с профилем подсудимого мне предоставил «сотрудничающий свидетель»".
  • "Skype — это провайдер IP-телефонии".
  • "Нет, не знаю как устроен «ВКонтакте», и может ли кто угодно зарегистрировать какой угодно профиль, без документов".
  • "Подсудимый во время беседы с нашим агентом сказал, что он из Беларуси. Это такая страна. А в профиле «ВКонтакте» написано — «Минск». Минск — это столица Беларуси. И на той странице указана фамилия, похожая на фамилию подсудимого. И указан адрес Skype с именем «Azmadeuz», и с такого же слова начинается Gmail адрес, который, как нам сказал «сотрудничающий свидетель», принадлежит подсудимому; и с которого было прислано фальшивое свидетельство о рождении придуманной «сотрудничающим свидетелем» своей несуществующей дочери. Всё сходится. Такие факты. Подсудимый виновен. Мы это доказали. Спасибо за внимание".
Вот такая развесистая хрень.

То, что, при всех стараниях агентов, ни на одном из компьютеров, отобранных у Саши и его мамы, и ни в каких логах провайдеров ничего связывающего Сашу со всей этой мантикорной фантастикой не было найдено — не афишировалось.

Это ж не в их целях — посадить именно виновного, за какое-то реальное преступление, действительно разобравшись в деле. Цель совсем другая — посадить. А кого именно, и под каким соусом — это дело десятое. Главное чтоб побольше и на подольше. Конвейер работает, и вся эта гоп-компания при кормушке.

Дело Саши Жильцова было отправлено на пересуд, чем и как именно закончилась эта его личная битва с Драконом — не в курсе, но через пару лет после описанных выше событий Саша был на воле. Надеюсь, что эта краткая тюремная отсидка пошла ему на пользу.
Тюремные насупленные своды
весьма обогащают бытиё,
неведомо дыхание свободы
тому, кто не утрачивал её.
Иллюстрация к книге Андрея Стрепета "Очищение сознания", 2012 г. Художник: Ольга Кладова.
— — —

Над оцифровкой рукописей статей цикла "Желтая стрела" работали: LeaSolo; Андрей Аржинт, UR5FLF. Предэфирная подготовка: Lea. Сканирование и логистика: Сергей Лысаков, R7KMATech. S., Юрий Браженко. Подготовка иллюстраций: Лилия Васильева, EW7L. Помощь с материалами, информацией и вычиткой: Александр Привалов. В эпиграфах и по тексту использованы цитаты и информация, взятые, в числе прочего, из книг, присланных в разное время на различные тюрьмы Мишей Гленни, Павлом Иевлевым, Виктором W3RDX, Платоном Андреевым, Юрием Браженко, Александром Приваловым, Евгением Фридманом, Александром Погребежским, Иосифом Беровым, Колином Уилсоном. Заключительное стихотворение: Игорь Губерман. Текст статьи публикуется в основном в том виде, в котором он был написан в 2017-м году, в тюрьме FCI Williamsburg (Южная Каролина). Некоторые поправки и дополнения внесены в ноябре 2019-го в тюрьме Moshannon Valley (Пенсильвания).

— — —

Статья опубликована в рамках серии "Русские сидят"  ("русские" - в смысле языка), освещающей опыт тех, кто находился или находится в заключении по тюрьмам стран мира. Вам есть что рассказать? Дайте знать

Print Friendly and PDF
Комментариев нет :

Добавить комментарий

Пожалуйста, указывайте свое имя (уж какое укажете).