четверг, 23 января 2020 г.

Французский связной

перевод статьи "Jailed French executive who felt force of U.S. bribery law" (BBC News, 23.04.2019) 

автор: Анри Астье, перевод: Away 

Роман Вега: "В опубликованном ниже переводе рассказывается о Фредерике Пьеруччи, который в апреле 2018-го, на время моего заезда на тюрьму Moshannon Valley в Пенсильвании, был единственным на 1700 зеков французом, да таковым и оставался до момента своей отправки по treaty transfer домой, во Францию.

Вариант истории, рассказанный Генри Астьером, освещает в основном лишь поверхностный, видимый слой происходившего – поводы и механизм посадки Фреда. Что, впрочем, само по себе познавательно и поучительно. Реальные же причины его ареста и посадки лежат не совсем на виду а находятся несколько глубже, и, как обычно во всем, что касается США, проистекают исключительно из соображений финансовой выгоды или невыгоды Америке, и защиты этих выгод правдами и неправдами. Чаще – последнее.

При этом упомянутые финансовые интересы США, при более внимательном рассмотрении, почти всегда оказываются личными интересами тех, кто, находясь не обязательно на виду, в данный момент времени присосался к кормушке с вывеской "Соединенные Штаты Америки". В этом ракурсе за случаем Фреда стоит еще та история...

Благодаря ему у нас на тюрьме всегда была свежая французская пресса – газеты и журналы, за что я ему благодарен. Прессу регулярно присылало французское посольство, да и сами работники консулата Франции время от времени наведывались к Фреду. Нам, находящимся там в то время гражданам республик бывшего Союза – Армении, Грузии, Литвы, Латвии, Эстонии, России, Украины, Молдавии, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, Киргизии наблюдать такое нормальное человеческое внимание посольства & консулата к гражданину своей страны было несколько в диковинку, да и за свои родные страны было обидно..."

Впрочем, вопрос отношения посольств и консульств разных стран к сидящим по тюрьмам Америки своим соотечественникам требует отдельного рассказа. Пока же вернемся к истории посадки Фреда Пьеруччи, в изложении BBC News:

— — —

Попавший за решётку сотрудник французской компании ощутил силу закона США о взяточничестве

В апреле 2013 года, когда Фредерик Пьеруччи сошёл с трапа самолёта в аэропорту имени Кеннеди в Нью-Йорке после обычной деловой поездки, он был схвачен и закован в наручники людьми в форме.

После этого 45-летний сотрудник французской энергетической и транспортной группы «Alstom» был привезён в здание ФБР на Манхеттене, где ему стали известны причины его ареста.

Как пояснил федеральный прокурор, в 2003-2004 годах Пьеруччи санкционировал дачу взятки официальным лицам Индонезии для обеспечения заключения контракта на поставку бойлеров для электростанции.

Это было правдой. В то время он работал в филиале «Alstom» в Коннектикуте. Тогда взяточничество было обычной в компании практикой.

Рискованный бизнес

Пьеруччи полагал, что он был в безопасности от судебных преследований, так как он не организовывал индонезийские «откаты», а только утверждал их. И с той поры «Alstom» заверяла Министерство Юстиции США в том, что она прекратила подобные действия.

Но, как обнаружил Пьеруччи, Министерство собирало свидетельства против него для предъявления обвинений в мошенничестве с использованием электронных средств сообщения и отмывании денег.

Он не знал об этом, так как обвинение имело гриф секретности – как это было и в случае с Менгом Ваньчжоу, сотрудником компании «Huawei», который в прошлом году был арестован в Канаде и отрицал утверждения США о том, что он помогал нарушению санкций против Ирана.

Пьеруччи провёл более пяти лет в лапах американской системы правосудия. Его история показывает риски, с которыми сталкиваются иностранные бизнесмены, которых – иногда без ведома для них самих – обвиняют в нарушении законов США.


Правительство США в течение долгого времени серьёзно занимается коррупцией. В 1977 году оно утвердило Закон о Коррупции во Внешнеэкономической Деятельности, первый в истории запрет подкупа иностранных официальных лиц. Во всех остальных странах компании продолжали безнаказанно заниматься этим в течение десятилетий. Однако, в 2000-х годах под нажимом Организации Экономического Сотрудничества и Развития, и другие развитые страны начали прекращать эту практику.

Сотрудничество с зарубежными правоохранительными органами помогло правительству США экспортировать свою антикоррупционную энергию. «Alstom» является наглядным примером этого. Министерство Юстиции начало преследование компании после того, как прокуроры Италии, Швейцарии и Бельгии обнародовали её глобальную коррупционную схему.

У американских дознавателей был свой собственный способ расследования преступлений «белых воротничков». Вместо осуществления рейдов на офисы компании, они начали просить о сотрудничестве. Просьба была вежливой, но её подтекст был жёстким: «помогите нам обвинить в преступлении самих себя, и мы не будем к вам так строги, как могли бы быть в противном случае».

Тюремные правила

Когда к «Alstom» таким образом подошли в 2010 году, их тогдашний главный юрист Фред Айнбиндер понял необходимость выйти из воды сухим. «Когда вы получаете повестку в суд, не похоже, что у вас есть выбор», – сказал он «BBC».

Но его совет о сотрудничестве был проигнорирован. Позднее в этом же году Айнбиндер был уволен.


Прокурор предложил своей жертве сделку: Пьеруччи могли бы освободить, если бы он согласился стать секретным информатором ФБР в «Alstom». Но он отклонил предложение.

На следующий день Пьеруччи отказали в освобождении под подписку, и он был переведён в «Wyatt Detention Facility», тюрьму высокой секретности в штате Род-Айленд.

Ему пришлось быстро привыкнуть к жизни бок о бок с закоренелыми преступниками. «Вы не должны смотреть товарищам по заключению в глаза. Вы не должны их касаться или даже проскальзывать мимо них. Каждое подозрение на пренебрежение может вылиться в драку», – рассказал Пьеруччи в недавнем интервью «BBC». 70-летний старик был изнасилован накачанной наркотиками молодёжью в соседней камере, сообщил он.

Содержание под стражей было не единственным, и даже не главным беспокойством Пьеруччи. Он не имел понятия, как долго он будет оставаться здесь. Находящийся в штате Коннектикут адвокат, нанятый для его защиты и оплаченный компанией «Alstom», сказал, что его лучшей надеждой на освобождение было бы признать себя виновным для заключения соглашении с работниками прокуратуры.

«Катастрофическая ошибка»

Совет мог иметь смысл, но была проблема. Пьеруччи хотел доказать, что он находился в самом конце командной цепочки. Однако вскоре он понял, что руководство «Alstom» никогда не будет продолжать линию защиты по отношению к нему.

«Сперва я был счастлив оттого, что «Alstom» взяла на себя обязательства по моей защите – и только позднее я понял, что это было катастрофической ошибкой», – говорит Пьеруччи.

По мере того, как проходили месяцы, новости становились всё хуже. Три других сотрудника «Alstom» были арестованы по обвинению во взяточничестве. Если бы один из них первым согласился заключить соглашение о признании своей вины, подкосилась бы позиция самого Пьеруччи на переговорах. Он вступил с другими обвиняемыми в гонку по заключению соглашения с прокуратурой.


Не будучи уверенным в своих дальнейших действиях, Пьеруччи обратился за юридической консультацией к сокамерникам. Джеки, ветеран сети наркоторговцев «French Connection», имевший 36-летний опыт в системе исполнения наказаний США, предупредил его об опасности «полного признания», при котором обвиняемый отказывается от своей предполагаемой невиновности без каких-либо гарантий по поводу приговора.

Что было нужно Пьеруччи, сказал Джеки, это «юридически обязывающее признание», которое обязывает прокуратуру на конкретный срок заключения. Когда тот передал этот вопрос своему адвокату, ему корректно ответили, что открытое признание является единственным выбором в Коннектикуте.

Но адвокат думал, что он заключил джентльменское соглашение с прокурором о шестимесячном приговоре: если бы Пьеруччи признал свою вину, он мог бы ожидать освобождения в октябре. Альтернативой было идти в суд и рисковать получить 125 лет тюрьмы.

Давление, которое он испытывал, не было чем-то уникальным. Благодаря обязательности назначения наказаний, прокуроры США обладали огромной властью. Один из товарищей Пьеруччи по заключению, пойманный с наркотиками, повесился в своей камере, когда ему для начала предложили 15 лет.

Уволенный

В июле 2013 года после многих месяцев надежды на освобождение Пьеруччи смирился с неизбежным и признал себя виновным. Это соглашение, однако, принесло ему мало хорошего.

Теперь, когда Пьеруччи стал отбывающим наказание преступником, «Alstom» отвернулась от него. Его отсутствие, говорилось в извещении об увольнении, «поставило под угрозу подразделение, которое он возглавлял», и сделало невозможным «сохранение контрактных отношений». Кроме того, отмечалось в нём, его неблаговидные поступки «противоречили ценностям и этике компании».

Находившийся в тюрьме Пьеруччи счёл, что помимо того, что он был уволен с работы явно ни за что, было уж совсем чересчур – выслушивать лекции о безупречности от фирмы, вовлечённой в коррупцию во многих странах и включённой за эту практику в чёрный список Всемирного Банка.

Но он понимал, что у компании был небольшой выбор. Боссам Пьеруччи имело смысл обвинять его во всех смертных грехах.


Тем временем, заключение Пьеруччи не подавало никаких признаков своего окончания. Наступил и прошёл октябрь. Шесть месяцев превратились в год, не принеся никаких новостей о приговоре. В своей книге об этом, «Le Piège américain» («Американская ловушка»), он сравнил свои мучения с застреванием в «бесконечном туннеле со скользкими стенами – где не за что ухватиться».

В июне 2014 года Пьеруччи был освобождён после того, как его друзья заложили свои дома в качестве поручительства, и позднее в этом же году он вернулся домой в Париж. Но ему всё равно должен был быть вынесен приговор, и угроза провести ещё какое-то время в тюрьме продолжала висеть над ним.

Неопределённость продолжалась ещё три года. В сентябре 2017 года Пьеруччи прилетел обратно в Коннектикут за приговором. Судья дал ему 30 месяцев.

Он не освободился до конца 2018 года, пока не вышел из тюрьмы в городе Питтсбург, где он просидел вторую половину своего приговора.

Паранойя?

Пьеруччи считает, что он был пешкой в трёх больших сражениях имевших глобальную экономическую и политическую подоплеку.

Первым сражением была битва между Министерством Юстиции США и «Alstom», которая привела к полной капитуляции французской компании.

В конце 2014 года она призналась в даче в течение десяти лет взяток на $75 миллионов по схеме, описанной прокурорами как «поразительная по своему размаху, бесстыдству и последствиям мирового масштаба». «Alstom» урегулировала вопрос за $770 миллионов (£580 миллионов, €670 миллионов) – самый большой за все времена штраф, наложенный Министерством в соответствии с Законом о Коррупции во Внешнеэкономической Деятельности.

Аресты Пьеруччи и других менеджеров были решающими в сломе сопротивления «Alstom». Как сказал тогдашний помощник главного юрисконсульта Лесли Колдуелл, «только после того, как Министерство публично обвинило нескольких сотрудников «Alstom» – через три года после начала расследования – компания, наконец, начала сотрудничество».

Второй битвой, которая, как думает Пьеруччи, повлияла на его судьбу, была покупка большей части компании «Alstom» её американским соперником, «General Electric».


Раскроем шаг за шагом эту бизнес-эпопею и связанные с ней судебные разбирательства. Босс «Alstom» Патрик Крон объявил о своих планах продать бизнес – 75% компании в середине 2014 года, когда стало ясно, что компания находится под прицелом Министерства Юстиции.

Акционеры утвердили продажу «General Electric» в декабре этого же года. Три дня спустя урегулирование дела о взяточничестве сняло с крючка высшее руководство «Alstom».

Пьеруччи – один из многих во Франции, кто заявляет, что Министерство Юстиции помогало «General Electric» продолжать оказывать давление на «Alstom», пока продажа не была совершена. В соответствии с докладом Парламента Франции, опубликованном в прошлом году, угроза громадного штрафа «несомненно… ускорила принятие решения г-ном Кроном».

Крон всегда с негодованием отрицал это утверждение. «Мы никоим образом не совершили эту сделку в ответ на прямое давление на меня или на кого-либо ещё», – сказал он парламентариям. Силовые установки «Alstom», настаивает он, были проданы чисто по деловым соображениям. Конечно же, эта покупка выглядела, как дорогостоящая ошибка «General Electric», и в 2017 году её руководитель признал, что это так.

Глава антикоррупционного отдела Министерства Юстиции США Дэниел Кан также отрицает любые подозрения в тайном сговоре. «Мы, разумеется, не заставляли «Alstom» признать свою вину с целью помочь «General Electric». Это никогда не входило в наши планы», – сказал он «BBC».


И согласованность действий не вызывает подозрений. Министерство Юстиции могло принять во внимание факт продажи в своём урегулировании с «Alstom» только по причине хорошей антикоррупционной репутации «General Electric». «Мы не хотим препятствовать компаниям с сильными программами обеспечения соблюдения законодательных и нормативных актов приобретать компании со слабыми подобными программами», – говорит Кан.

Эндрю Сполдинг, который преподаёт антикоррупционное законодательство в Университете города Ричмонд, штат Виргиния, отмечает, что для того, чтобы заключались какие-либо тайные сговоры между прокуратурой и «General Electric», необходимо, чтобы они в них принимали участие и независимые американские суды. «Это паранойя», – говорит он.

Силовые игры

Третья битва, в которую, как он убеждён, был вовлечён Пьеруччи, была самой крупной. Не более и не менее, как битва за мировое господство.

В подзаголовке своей книги он определяет себя как «заложника в величайшей компании по экономической дестабилизации». Он – не единственный, кто верит в то, что Америка стремится ослабить зарубежные компании. Большинство французских аналитиков и многие политики согласились с ним в различных рассказах об «Alstom» за последние годы.

Пьер Лапорт, бывший юрист «General Electric», который сейчас является партнёром Пьеруччи, отмечает, что 70% фирм, представляющих собой мишени для антикоррупционных действий США, являются иностранными, а именно, европейскими. Закон о Коррупции во Внешнеэкономической Деятельности и другие законы, которые применяются за пределами границ США, говорит Лапорт, являются «инструментами экономического доминирования».

Такие подозрения могут выглядеть надуманными, но они отражают серьёзную озабоченность во Франции. «Alstom», чьи турбины работают на атомных электростанциях и подводных лодках страны, рассматривается, как стратегический производственный объект. Многие обеспокоены тем, что если с США возникнут серьёзные дипломатические разногласия, как это было во время войны в Ираке, суверенитет Франции может быть подорван.


Американский юридический экспансионизм является предметом озабоченности для многих стран, чьи компании преследуются за ведение бизнеса с Ираном и другими государствами, являющимися объектами американских санкций.

Со времени своего возвращения в Париж, Пьеруччи, однако, сосредоточился на узкой теме борьбы с коррупцией, а не на геополитических силовых играх.

Он и Лапорт создали консалтинговую фирму, помогающую компаниям принять правильную позицию при антикоррупционных обвинениях.

Опыт Пьеруччи сильно востребован. В 2016 году Франция с запозданием приняла жёсткое антикоррупционное законодательство и следит за его соблюдением. Дэнтел Кан из Министерства Юстиции США говорит, что у него «очень крепкие отношения» с французскими партнёрами – они недавно привели к успешным совместным действиям против французского банка «Société Générale» в связи со взяточничеством в Ливии.

«Как только вы распознаете возможные нарушения, вы можете задействовать охрану», – говорит Пьеруччи. Он рекомендует своим клиентам быть особо бдительными к скрытым практикам заокеанских партнёров или консультантов, которые могут подвергнуть их риску.

Опасность может скрываться в самых неожиданных местах. В 2017 году находящийся на пенсии менеджер компании «Siemens» был арестован, когда он находился на отдыхе в Хорватии, и экстрагирован в США, где он в конце концов был осуждён за взятки, данные немецкой компанией в Аргентине в 1990-х годах.

По мере расширения пределов досягаемости законодательства США, иностранные служащие, которые борются с законом, поймут, что закон победит.


Print Friendly and PDF
Комментариев нет :

Добавить комментарий

Пожалуйста, указывайте свое имя (уж какое укажете).