вторник, 13 августа 2019 г.

За кадром

цикл Желтая стрела: части 1  2   3  4

тюрьма Moshannon Valley, Пенсильвания 
автор: Роман Вега 

Фото: Fresher

"Но лучше всякого обмана —
  В беседе с умным человеком
  Сказать ему простую правду."
          - Лопе де Вега

"Я не рассказал и половины того, что видел."
          - Уильям Дюрант, "История цивилизации"


За кадром: День Поэзии, годы спустя

С дня спонтанно случившегося осенью 2012-го Дня Поэзии прошло меньше десятка лет, что по здешним тюремным меркам — почти ничего, так, мгновение. А вот событий за это время набежало — мама, не горюй!

Мир снаружи изменился, мы изменились, а всех тех кого тогда шутница-судьба свела за одним столом в блоке на четвертом этаже западного крыла нью-йоркской следственно-пересыльной тюрьмы MDC Brooklyn разметало этапами и всевозможными событиями по разным географиям.

Не все из нашей тогдашней "русской" компании были упомянуты в том "Дне Поэзии", а из тех, кто был — не все с реальными именами.

Над кое-чем из того, о чем тогда, по разным причинам, нельзя было упоминать, сейчас можно полностью или частично приподнять занавес, но над многим — все еще нельзя, пусть побудет за кадром; так что прошу не сетовать на недосказанность. Всему свое время.

Тем не менее, айда по следам того Дня Поэзии, в 2012-й год:

— — —

Дела шпионские: США/Россия

Александр Фишенко в техасском офисе, до ареста.
Фото: журнал "Чайка".

— Нас никто не слышит?
— Конечно никто, дорогая. Сегодня праздник. Все шпионы отдыхают.
          - Евгений Шварц, "Дракон"


Фигурировавший в "Дне Поэзии" под именем Саши Сергеева любитель английской грамматики, на самом деле — Александр Фишенко, бывший владелец компании Arc Electronics Inc. (Хьюстон) и Apex Systems L.L.C. (Москва), который тогда, вместе с подельниками, готовился к процессу по поводу экспорта американской микроэлектроники в Россию.

Его с ребятами прокуратура изо всех сил делала "русскими шпионами". Проходящий по тому же делу с Сашей еще один Саша, с поразительно подходящей к ситуации фамилией Пособилов, сидел на нашем же этаже, но в соседнем блоке.

Через год после того Дня Поэзии мне навалили 18 лет сроку и бросили на этап, наши с ребятами пути разбежались, но, насколько в курсе, до осени 2015-го оба Саши держались достойно, еще года два готовясь к процессу. Подробностями не интересовался, но знаю, что Саша Фишенко мотал срок в тюрьме Three Rivers в Техасе, и по подсчетам Федерального Бюро Тюрем сидеть ему до 2021-го года.

Тюрьма Three Rivers. Фото: Wikipedia.
Тогда, в Бруклине, Саша по несколько раз в неделю ходил на свиданки к адвокату (по лифту вниз, в зал свиданий — там для адвокатов отведены отдельные, насквозь просматриваемые стеклянные кабинки), где по дороге, в шмон-предбаннике иногда пересекался с недавно арестованным и привезенным в MDC Brooklyn австралийцем Ричардом Чичакли, которого прессовали на предмет подписания признательной сделки и дачи показаний против Виктора Бута, к тому времени уже проигравшего процесс, получившего срок и отправленного из MDC Brooklyn на этап.

Ричард на угрозы и уговоры агентов и прокуратуры не поддавался, Виктора продавать не собирался, рвался в бой, готовился к процессу, и передавал нам через Сашу приветы. А мы, всем нашим тогдашним русским (в смысле языка) колхозом, спускали ему советы. Ведь, как обычно это происходит с впервые попавшими в жернова американского "правосудия" наивными "первоходками", не осознающими степень лживости и лицемерия этой судебно-посадочной системы, Чичакли попервой наивно верил в то, что все это — недоразумение, и что он сам себя сможет защитить, и что "У них на меня ничего нет, я ни в чем не виноват!".

Со временем и с опытом, конечно, этот наивняк проходит у всех, но сперва очень сложно самому разобраться. Потому, под любыми благовидными предлогами, прокуратура и агентства норовят засунуть только-только заполученных по экстрадиции (а то и тупо выкраденных, как случилось с Константином Ярошенко, и не им одним) арестантов не в федеральные следственно-пересыльные тюрьмы, как оно должно бы быть с находящимися под федеральными обвинениями, а в "районные" county jail, где помимо тебя в блоке почти наверняка не будет никого из федеральных арестантов, способных посоветовать и вообще хоть как-то ввести в курс происходящего. На что и прокурорский расчет — чтоб ты был как можно основательнее и подольше как Ёжик в тумане, не очень соображая — что ж на самом деле происходит.

Фото: Факти
Контингент в таких county тюрьмах — самое отребье, сидят в основном за наркоту, и, в основном — американские негры. Ни юридической библиотеки там нет, а зачастую и связи с миром, помимо Штатов. Да и выпускают из камеры на "пятачок" с телефонами и душем хорошо если на час-два в сутки, попробуй успеть хоть что-то. Постоянные драки, безумный ор от всей этой шантрапы, да и обязательного соседа подселят, из таких же. Все условия для подготовки к защите по федеральным обвинениям, в общем.

По "экстрадиции" с Кипра меня почти год так мариновали в 2004-м в North county jail в калифорнийском Окленде, и пришлось этот год заниматься вовсе не подготовкой к защите, а битвой за перевод в федеральную тюрьму, чтоб уже только там начать разбираться что к чему по предъявленному кейсу.

Но даже если вдруг повезет, и с самолета положат сразу в федеральную тюрьму, то тут у них тоже есть методы, чтобы держать под колпаком, чтоб ни с кем не общался — засунут в карцер, в одиночку, как это случилось с Виктором Бутом после доставки из Таиланда.

Или, вот, тоже метод — если не одиночка, то на спецэтаж к психам, с которыми много не насоветуешься...

Надо отдать должное Ричарду — оптимизма он не терял, хотя прессовали его серьезно. Были и посадки в карцер, и весь букет отработанных здешним "правосудием" ухищрений. А нужно было прокуратуре от него "всего-то" признать вину, и сразу бы выпустили, не сидел бы вообще. Потому как это признание вины у них тогда очень красиво ложилось в состряпывание новых обвинений против Виктора Бута.

Ричарда держали не на нашем этаже, а там же где до этого прятали Виктора — на восьмом этаже в "психическом" блоке, а позже — в карцере. Судебный процесс, длившийся три недели, начиная с 19-го ноября 2013-го, Ричард проиграл, признали виновным по трем статьям.

Впоследствии он сидел в специализированной федеральной "медицинской" тюрьме FMC Devens (Массачусетс), и должен был выйти в июне 2017-го. Так что, видимо, уже дома, в родной Австралии, с кенгуру и какаду. Можно сказать — повезло.

Ричард Чичакли. Фото: CBS News.
— — —

цикл Желтая стрела: За кадром > Бамбаргия киргуду  > Боржоми > Смотрины > продолжение следует

Над оцифровкой рукописей статей цикла "Желтая стрела" работали: LeaSolo; Андрей Аржинт, UR5FLF. Предэфирная подготовка: Lea. Сканирование и логистика: Олег Ашмаров, K0TF; Сергей Лысаков, R7KMATech. S., Юрий Браженко. Подготовка иллюстраций: Лилия Васильева, EW7L. Помощь с материалами, информацией и вычиткой: Александр Привалов; Эдуард Крицкий, NT2X; Максим К., YK/UT5JMX. В эпиграфах и по тексту использованы цитаты и информация, взятые, в числе прочего, из книг, присланных в разное время на различные тюрьмы Мишей Гленни, Павлом Иевлевым, Виктором, W3RDX, Платоном Андреевым, Юрием Браженко, Александром Приваловым, Евгением Фридманом, Александром Погребежским, Иосифом Беровым, Колином Уилсоном. Текст статьи публикуется в основном в том виде, в котором он был написан в 2017-м году, в тюрьме FCI Williamsburg (Южная Каролина). Некоторые поправки и дополнения внесены летом 2019-го в тюрьме Moshannon Valley (Пенсильвания).

— — —

Статья опубликована в рамках серии "Русские сидят"  ("русские" - в смысле языка), освещающей опыт тех, кто находился или находится в заключении по тюрьмам стран мира. Вам есть что рассказать? Дайте знать

Print Friendly and PDF
Комментариев нет :

Добавить комментарий

Пожалуйста, указывайте свое имя (уж какое укажете).