вторник, 27 февраля 2018 г.

Предэтапное: На старт!

тюрьма FCI Williamsburg, Южная Каролина
15 лет ровно (5479 дней) со дня ареста
автор: Роман Вега

Фото: Democracy Now
     "Пора в дорогу, старина, подъем пропет,
      Ведь ты же сам хотел услышать, старина,
      Как на заре стучатся волны в парапет
      И чуть звенит бакштаг, как первая струна."      
         - Владимир Ланцберг 

     Наши по-настоящему искренние желания всегда осуществляются, хотя не всегда быстро, и не всегда - в текущей инкарнации. Но зачастую бывает - вот только "заказал" что-то, а оно, как по волшебству, тут же случилось - как будто где-то там, в тонком мире, колесо судьбы уже было наготове для этого следующего поворота, достаточно оказалось легкого толкчка желания. Так что нужно к желаниям своим относиться поосмотрительнее.

     С утра был очередной переезд (уже четвертый с начала года, запарили этими перетасовками) - из блока 2B Upper в блок 1A Lower, а это, как всякий переезд - дурдомчик еще тот.

     Минус в том, что дают на переезд всего час (но можно у ребят шмотки оставить какие, а потом в следующие дни чтоб вынесли, потому как, если ты приписан к какому-то блоку, то в другие не имеешь права заходить, с этим строго, вертухай на входе следит), а плюс - что барахла у меня немного, в основном книги и бумаги, все компактное. Да и не нужно обрастать имуществом в тюрьме, чтоб не затягивало оно тебя в сети забот о нем. Впрочем, как и по жизни: сказал кто-то: "Если хочешь летать - сперва освободись от дерьма, которое держит тебя на земле."

     Только затащил в новую камеру узлы - как позвали к начальству, где вручили подписать бумагу, что я якобы прошел с ними обязательное полугодичное собеседование, и по секрету сказали, что я - в списках на ближайший этап. Такой вот подарок к юбилею: ровно 15 лет отсижено сегодня (в эту посадку).

     Куда этап - запрещено им сообщать нам, но попытаюсь выяснить окольными путями. А вот когда - это будет ясно, как только вызовут в R&D (это офис приема/отправки на периметре тюрьмы) с барахлом, которое они проверят, и что разрешат - пойдет напрямую, отдельно от меня в следующую тюрьму, по ихним тюремным каналам. Если с начала недели вызовут, значит в пятницу - на этап.

     Потому сейчас бегом нужно добыть марок, чтобы было на что, до R&D, самому отправить на волю бумаги из важных, а то кто его знает, что там за тюрьма, да могут и по дороге потерять, это они любят, так что перед каждым этапом все сортирую по папкам, многое засылаю на волю, а по прибытии на новое место, по мере необходимости, прошу прислать "папку # 27 из коробки #9", и т.п.

     Тут еще временное окошко узкое, когда можно отправить почтой коробки со своими бумагами на волю: только по вторникам и средам с 11 до 12 дня, да и только тогда, когда все спокойно, никаких драк, внеурочных шмонов и заморозок. Ну, с этим уж как повезет. И у начальника нашего блока получить подпись на каждую коробку - специальная форма есть разрешающая, без которой не отправят.

     С добычей марок же тоже вопрос непростой, потому что в тюремном ларьке лимит: 10 марок по доллару в неделю, а мне, чтоб все спасти и отправить, понадобится больше сотни. Потому - к держащим покерный стол мексам. Договорились: я им на сотню покупаю что там им из продуктов нужно из ларька, а они расплачиваются марками, из расчета 10 к 14, т.е. за $100 ларька - марок на $140.

Тот самый "ларечный" (commissary) список, по которому покупались продукты мексам в обмен на марки, а заодно и десять марок себе.
     Договорился. По расписанию "ларечный" день в этом новом блоке, куда только заехал - в следующий понедельник, а сейчас только вторник, так что если этап в эту пятницу, то со всей комбинацией пролетаю, а если в следующую - то может все сработать как нужно. Пока побегу добывать картонные коробки, укреплять их по второму слою, благо деревянного клея у меня в заначках, как у дурака - махорки, в деревянном же цеху работаю.

      По любому, до этапа - море дел доделывать. Хотя - все привычно, на автопилоте, столько уже этих этапов за спиной.

     По вещам, что можно сдать в R&D на отправку дальше, есть, по правилам, ограничения: не больше пяти книг, 25 фотографий, две пары кроссовок, один спортивный костюм, одни тапки для душа, а бумаг - стопка не больше метра высотой. Но если вертухай на упаковке попадется из знакомых и нормальных, не психопат или "супер-коп", то можно пропихнуть, под разговор, в пару раз больше всего, хотя раз на раз не приходится. Будет видно.

     По продуктам из ларька тоже ограничения, сколько чего можно в следующую тюрьму, но из всех "ларечных" продуктов у меня обычно если что и есть, то только чай. Но чай есть в каждой тюрьме, так что можно не волноваться.

     Да и, надеюсь, что будут на новом месте наши, а то в этом негритянском заповеднике тюрьмы Вильямсбург за два года помимо меня не было не только ни одного русского (никакого разлива), но и ни одного иностранца вообще, все - только граждане США. Только несколько "половинок", с двойным гражданством: ливанец Фарид, турок Осман, швейцарец Кевин, гондурасец Марвин, пару-тройку дюжин мексов и разношерстных латиносов, горсть ямайцев, да вот, пожалуй, и все.

"Ярд" тюрьмы FCI Williamsburg, сентябрь 2017
     Со всеми буду прощаться за пару дней до этапа, а пока лучше, чтоб не знал никто на зоне, что ухожу.

     Собственно, каждый уход на этап - это как маленькая репетиция смерти. Ты прощаешься, обычно - навсегда, со всеми теми, кто окружал тебя в этой тюрьме, кто, так или иначе, был какое-то время частью твоей жизни. Прощаешься и со всем, к чему привык, во что вжился. Вон даже с теми ждущими своих крошек от нас после каждого завтрака, обеда и ужина, на траве у столовой четырьмя сизыми голубями, которых уже вертухаи за два года травили столько раз, что у них выработался иммунитет на любые яды - голуби Борджия.

     Вряд ли увидишь когда-либо снова все это.

     Хотя бывают по разным тюрьмам встречи и через десяток лет: все мы здесь в одной системе, с космическими сроками, и из года в год бросает нас по всей этой звездно-полосатой тюремной географии броуновским движением как биллиардные шары, потому случается, что попадаем в одну лузу с теми, с кем уже был в другой много лет тому.

     Да и в одну и ту же тюрьму случается попадать больше чем по разу: FDC Dublin (был дважды, с разницей в 10 лет), Glenn Dyer North County Jail (дважды), USP Atlanta (раз 5), ну а в оклахомской пересылке сразу и не сосчитаю - сколько раз. Но при каждом уходе с тюрьмой и людьми прощаешься навсегда. "И каждый раз навек прощайтесь, когда уходите на миг."

     Также каждый раз прощаешься с вещами, которыми поневоле оброс, которые верно служили тебе все это время: казенная одежка идет в прачечную, и потом на переклейку лейбов с именем и номерами, кому-то очередному; идут на раздачу ребятам добытые подпольно фломастеры, ручки, и прочая мелкая контрабанда: рулон скотча, линейка, клей, ножницы - все это с собой в следующую тюрьму не взять.

     В следующей тюрьме - все по новой, как рождение в следующей инкарнации: приходишь в мир без ничего своего, и вокруг - все другое, новое: место, люди, отношения, окружение. Новая жизнь. На время. Пока снова не дернут на этап - прочь и из той жизни, в какую-то очередную.

     Так и получается: заехал - без ничего, и уехал - ни с чем. На дорогу выдают временное, казенное, только на поездку до следующей точки этапа. Там опять - как змея кожу, все это сбрасываешь, выдают свое взамен. А оттуда на этап дальше - опять та же процедура. И так пока не довезут до места. Синие тапки (или оранжевые, если забрали тебя на этап из карцера), белые или неясного серого цвета носки, "семейники", белая футболка, сверху - комбинезон (когда какой цвет). Все? Все.

     Ах, да, еще: наручники, прикрепленные замком к цепи на поясе, и на ноги - кандалы. Так и везут, закоцанными, до следующей точки этапа.

     Предыдущая инкарнация закончилась, пора дальше.

     Так что из жизни в жизнь с собой только пережитое несешь, то, что стало частью тебя: память о людях, которых встретил на пути, и о ситуациях, через которые прошел, о прочитанных книгах, об усвоенных уроках и преодоленных препятствиях - как наружных, так и внутренних, о пережитых радостях и печалях, о любви и дружбе, и - а как же без этого - о предательствах, которые бывают разные, и которые, как и все прочее в жизни, вовсе не случайно подбрасываются нам судьбой. Как говорил Сенека - судьба вершит делами людскими без какого-либо различимого порядка.

     Только это - с собой. Да вот еще, разве что - бывает удается в синие тапки запрятать одну марку, если пронести в R&D лезвие, и в процессе переодеваний вскрыть по шву (чуток) тапок, туда - марку, лезвие сбросить, и уже в прооперированном тапке - на этап. Затем, что когда повезут через пересылку USP Atlanta, то если там по заезду, во время стриптиза вертухай, проверив тапки, разрешит их оставить (а у них там вечно с тапками напряженка, так что шанс есть), то будет с собой марка для письма оттуда, на случай если придется застрять на той пересылке надолго. А то с ларьком там вечная неразбериха, бывает, что и по две недели его нету.

     Снаружи, на воле - разве по-другому? Вещей только больше, и кажущейся страшно важной суеты, которая выедает драгоценное время жизни со страшной силой. Вроде и день прошел, а куда ты его выбросил, на что?

     Но вольные дела пусть погодят, сейчас пока дела - тюремно-этапные: нужно начинать предполетную подготовку, чтобы когда поступит команда "На старт!" - нырнуть, через бардо этапа, из этой тюремной инкарнации в следующую, будучи в полной готовности ко всему, что там впереди по курсу.

     Чего и ожидаю с интересом.

Фото: Providr
___

Подготовка текста к публикации: Lea и Solo. Компютерный набор: Лилия Васильева EW7L. Помощь с фотографиями и иллюстрациями: Эдуард Крицкий NT2X, Олег Ашмаров K0TF, Максим К. YK/UT5JMX.

Print Friendly and PDF
Комментариев нет :

Добавить комментарий

Пожалуйста, указывайте свое имя (уж какое укажете).