вторник, 20 марта 2018 г.

Рывок на запад

Этап - 2018: FCI Williamsburg > USP Atlanta

 5496 дней со дня ареста 
автор: Роман Вега

Фото: TheAdvocate
"Зачастую дорога, сама по себе, оказывается более важным событием, чем прибытие в пункт назначения”.
                                                                 - Роберт Пирсиг.

     Приходили наркотические собаки - две штуки. Собаками рулили не наши тюремные вертухаи из FCI Williamsburg, а залётные, на вид - обычные полицейские, видать собаководы от местного шерифа, или агенты ближайшего отделения DEA (Агентства по борьбе с наркотиками); а наши "родные" вертухаи шли следом за собаками, как волны на берег накатываясь на блоки дружной, но мрачно-ленивой толпой, шмоная камеру за камерой без особого энтузиазма.

     К слову: недавно с воли мне высказали, что, мол, слова типа "шмон", "шконка", и т.п. в моих тюремных повествованиях режут слух, как бы "спотыкают” при прочтении, и что, мол, в других, не тюремных текстах, слог мой несколько другой, более "литературный" и удобный вольному уху.

     Возможно, это как с рыбалкой: для домохозяйки любая рыба - это прежде всего просто рыба, которую можно варить или жарить, и другие рыбные нюансы, кроме как с кулинарной точки зрения, мало интересны и несущественны. Другое дело - рыбак, для которого разные рыбы: щука и окунь, камбала и карась - отличаются друг от друга как небо и земля по множеству других признаков, домохозяйке вовсе не известных, да и неинтересных: на что та или иная рыба клюёт, какие у неё повадки, характер, и т.д.

     Так и здесь: как можно назвать, обозначить, максимально полно и близко к происходящему ухватив суть, стихийное бедствие, при котором все из тумбочек летит на пол; матрацы - взрезаются; всё в камере переворачивается вверх дном; одежда тоже оказывается на полу, со следами ботинок; всё, что можно порвать или поломать - порвано и поломано, а если, случаем, было что в кружке налито, или какой шампунь стоял - всё вылито на куда пришлось.

     Как назвать это? Обыск? Нет, это - не обыск. Обыск - это нечто другое: легкое и воздушное. Как легкий порыв ветра нельзя сравнить с ураганом. Потому это именно “шмон”, и более подходящего слова не подобрать в нашем "великом и могучем".

Фото: Prisonrideshare
     Или: можно ли назвать сваренную из толстых листов железа некую двухэтажную, а то и трехэтажную конструкцию кроватью или койкой? Нельзя никак. Эта железяка не является ни тем, ни другим, как бы вольному уху ни хотелось слышать привычное и понятное, и лишь слово "шконка" более-менее подходит, передаёт суть.

     Но вернусь к прыгающим по шконкам собакам, пока мы в окна наблюдаем за соседним 2-м корпусом, в котором всё действо и происходит, и гадаем: хватит ли у собак и стаи вертухаев рвения и сил, чтобы, прошмонав четыре блока этого второго корпуса (откуда я так вовремя недавно переехал), ринуться дальше: на находящийся левее третий корпус, или правее - на наш первый.

     Пронесёт - не пронесет? Латиносы ставки делают между собой.

     Там же, во втором корпусе, на время шмона, всех, блок за блоком выводят и прогоняют через R&D, где живёт full body scanner: детектор, сканирующий тебя с головы до ног, на предмет не только металла, но и разного другого. “Штатно" этот сканер используется при заезде и отправке: становишься боком на небольшую платформу, ноги на ширине плеч, руки по швам, подбородок прижат к груди, и оно тебя неспеша катит сквозь рамку.

     Если завтра, 16 марта, вторая после фальстарта попытка распрощаться с Заповедником и уйти на этап состоится, то будут через этот сканер катать и нас, перед игрой в переодевание.

     А пока наблюдаем. Что-то нашли, видать: двух снежков в наручниках повели в карцер, а собак - на выход из зоны. Хорошо, значит пронесло - не будет дурдомчика у нас. Мексиканец Рауль проспорил пять макрелей другому мексу: ставил на то, что шмонать будут и другие корпуса.

    Под вечер вывесили списки: мне явиться в R&D, на этап к 7:30 утра. Что ж, давно готов, лишь последние штрихи до отбоя: в душ; побриться (а то никогда не известно когда и где на этапе будет такая возможность); вручить итальяно-американцу Джону стопку книг, с наказом завтра отнести в библиотеку; кое-что дописать, и конверты - в почтовый ящик. И - нужно выспаться, чтобы от завтрашней экскурсии получить максимум положительных впечатлений, да и по другим, более важным причинам - сознание должно быть ясным и на стреме.

Посланный из USP Atlanta
конверт с той самой маркой
Неделю тому, под шумок фальстарта выдуренные у R&D вертухая синие "этапные" тапки уже за эти дни спокойно и надежно “перезарядил" одной маркой, заклеив всё основательно, добытым в кожевническом классе резиновым клеем, и теперь осталось только проскочить в этих тапках сквозь предэтапное переодевание, чтоб не заставили поменять на другие. А вот при заезде в USP Atlanta - уже как карты лягут.

(Забегая наперёд: карты в Атланте легли как нужно, и всё здесь написанное ушло на волю именно с этой маркой.)
___

     Сокамерника Билла утром 16-го марта будить не стал - ничего другого, кроме того, что он очень голодный, Билл мне не скажет на прощание, так что просто оставил на его тумбочке записку: "Bye-bye, Bill!" .

     И - бегом на завтрак (овсянка сегодня), где на крыше столовки, на этот раз уже в стратегически правильном месте, ждала ворона.

- Бывай, ворона! Удачи тебе.
- Кар, кар, кар. Каррр! - попрощалась и она, взмахнула крыльями, и полетела в лес, докладывать оперативную обстановку.

Фото: Wikipedia
     А по дороге в R&D опять прибился ко мне круглолицый, улыбающийся, но всегда какой-то хитро-настороженный турок Осман, уже пытавшийся полоскать мозги неделю тому: за полчаса езды успел вылить на меня море информации о ценах на проституток от Мексики до Нью-Джерси, во всех подробностях, и расписать как они, проститутки, его очень любят, даже без знания им английского.

     То есть, точнее - любили, потому как отсидел Осман уже 13 лет, а осталось всего ничего: чуть больше года. Фамилия у него труднопроизносимая, вертухаи обычно ограничиваются лишь первым слогом: Ozsusamlar, а везут на зону в Иллинойс, где сидит его отец, тянущий гораздо больший срок.

     До ареста Осман жил, работал и, так сказать, "проституировал" в Нью-Джерси, при этом за много лет нахождения в США умудрился не выучить на английском ни одного слова, помимо "Хай!" и "Бай!"; что, впрочем, не помешало ему натурализоваться и стать гражданином США.

Тюрьма “супермакс”ADX Florence в Колорадо.
Фото: Aferizm.ru
     Так как в деле Османа и его отца фигурирует то ли заказное убийство, то ли подготовка к нему, и, вероятно, в силу ещё каких-то отягощающих факторов, на первые 4 года отсидки положили его в "супермакс" тюрьму ADX Florence в Колорадо, где, вопреки опасениям, было ему неплохо, на порядок получше, чем во всех остальных, более "мягких" тюрьмах после этого.

     У каждого там - своя отдельная камера с телевизором (хотя первые две недели свежезаехавшим телевизор запрещён, отключают); раз в день выпускают на час на прогулку в одиночную прогулочную клетку, соседствующую с другими такими же, что оставляло возможность время от времени увидеть и поговорить сквозь решетку с другими сидельцами, при этом не забывая, что видеокамеры по углам пишут и видео и аудио. А кормят, по тюремным меркам, более чем хорошо, не сравнить ни с одной другой тюрьмой в США.

Камера в тюрьме “супермакс” ADX Florence.
Фото: Aferizm.ru
     Рассказывать об этой "супермакс" тюрьме можно и нужно много, но это - отдельно. Кроме Османа, пересекался и с другими, побывавшими в ADX Florence, включая и недавнего сокамерника Пита "Троцкого". Сюда же, в ADX, сперва планировали направить и Виктора Бута, но адвокаты смогли добиться перебивки тюрьмы на USP Marion, которая теоретически по режиму - полегче, но на практике - на порядок хуже и опаснее.

     Первого "супермакс" зека Осман увидел только через несколько недель после заезда: в соседнюю прогулочную клетку вывели араба в бороде.

- Салам алейкум! - обрадованно воскликнул Осман, признав единоверца.
- Алейкум салам. - ответил борода.
- Ты - турок? Знаешь турецкий? - с надеждой спросил Осман, на турецком.

     Борода турецкого не знал, но ответил на каком-то относительно понятном Осману языке, что нет, не турок. И даже, показалось, обиделся.

- А кто ты? - расстроился Осман.
- Я - Закария Мусави! - ответил борода.
- А за что ты здесь?
- Как это "за что"? - опешил Закария, - За 9/11, конечно.

Zacarias Moussaoui. Фото: Who.What.Why
     Не знавший тогда английского Осман, будучи, к тому же, все свои американские года занят исключительно работой и проститутками, новостями по жизни не интересовался, так что не удивительно, что события 9/11 как-то проскочили мимо его сознания, ну а деталей и действующих лиц не знал точно. Потому лишь уважительно кивнул, поблагодарив Захарию, и с неослабевающий надеждой спросил:

- А турки здесь есть?
- Нету, - буркнул Закария, - Есть арабы. Учи арабский и читай Коран.

     На чём и распрощались. Учить арабский Осман не стал, а вот английский, за 4 года сидения перед телевизором в "супермакс" и 9 последующих лет по другим тюрьмам - освоил, довольно бойко лопочет. Книги, газеты и журналы на турецком в ADX не пропускают, так что другого выхода ему не оставили.

     А во время следствия и в ожидании приговора держали его в MDC Brooklyn, и на туда приходили Осману две ежедневные турецкие газеты, которые, ввиду невозможности общения с окружающими на английском, прочитывались им от корки до корки, включая объявления о пропавших в Стамбуле собаках. После чего перечитывались по-новой. Там, в MDC, с Османом я не пересекался, а вот его отца - помню, одно время сидели вместе на одном этаже.

     Помимо нас с Османом, с compound-а, т.е. со “двора” тюрьмы, на этап сегодня идут ещё 14 человек: двое белых, два латиноса, и 10 снежков. Позже добавили из карцера ещё пятерых: трое снежков, все как один - с золотыми зубами, и двое обрюзгло-потухших белых явно педофильного вида, лет по 30-35. Их, таких, как-то сразу распознаёшь.

     Видно, прятали всё время в карцере, на "дворе" их не видел. Они часто само-сдаются: бегом в лейтенантский офис, и просятся в карцер - мол, опасаются за свою жизнь. Когда насиловали детей - не опасались, а тут вот страшно им. И лейтенант, по правилам, должен их спрятать, хотя потом всегда стараются бросить поскорее на этап, избавиться.

     В Вильямсбурге педофилов и прочих "чомо" немного, с полсотни, а вот в Калифорнии, в тюрьме FCI Lompoc было их под 800, этакий рассадник. Вообще много их в США, и почти все - белые.

     Ещё, бывает, сдаются в карцер те, кто задолжал, и не может расплатиться (частенько это - белые наркоманы ("junky"), и те, кого прояснили как стукачей или работающих на федералов. Бывают и другие причины, по которым бегут сдаваться. Впрочем, добежать успевают не всегда.

     Двое потухших испуганно шепчутся в углу нашей "камеры ожидания", высматривают - нет ли кого среди нас, кто знает их лично, от кого может исходить угроза. Успокоились, затихли этакими расплывшимися медузами мёртво-мучного цвета - в карцере-то солнца не видели месяцами, на одиночный прогулочный дворик карцера выходить боятся, да и за собой не следят - никакой физкультуры, лежат всю дорогу бревнами по шконкам, оттого и такие. Да и нам - не до потухших, сейчас бы только уйти на этап благополучно, чтоб не сорвалось опять.

     С вертухайской сменой в R&D подфартило: знакомые, нормальные, не выслуживающиеся, и не выискивающие - чем бы зекам насолить. Наоборот - хотят поскорее нас отправить; так что быстро прогнали по одному через сканер и через стриптиз с переодеванием.

     Тут тоже фартит: не только "заряженные" тапки разрешили оставить, но и предусмотрительно с утра надетые две футболки и три пары носков (которых много не бывает - никогда не знаешь какой холод врубят в автобусе, и в "камере ожидания" в Атланте). Вручили лишь дорожные штаны цвета хаки, а тем пятерым, что из карцера - одноразовые пластико-бумажные, небесно-голубого цвета. Надо же, за 15 лет такого цвета штанов еще не видел у них. Поверх - наручники, цепи, кандалы.
 
     Поданная карета на этот раз оказалось несколько иного фасона: отсека для "особо опасных" нету, а водителя с охраной от нашего салона отделяет только одна решетка с дверью, так что я пристроился на первое же сиденье слева, - можно будет и в окно смотреть, и, сквозь решётку - прямо по курсу, между водителем и охранником, над стойкой для винтовки.

     В автобусе 19 рядов, двойные сиденья справа и слева от прохода, а нас всего 21, так что будем ехать как короли. И окна большие, красота!

     Попытался было Осман пристроиться рядом, но прогнал его - мои, мол, может спать буду. Подустал от его ровно льющихся рассказов на любимую тему: о проститутках и ценах: от 10 долларов в Мексике до 600 где-то в каком-то там клубе в Нью-Джерси. Его бы с Лёней Тарзаном свести, небось сутками бы болтали. А так - про "супермакс" Осман уже рассказал всё, что помнил, про секреты приготовления турецкого плова - тоже, так что пусть едет без меня, в отдельном купе.

     У автобусных вертухаев, которых на этот раз трое, на курточках надписи: USP Atlanta. Один - очень жирный негр, может кило 350 в нём, не ходит, а совершает подвиг, переставляя ногу, потом другую, отдуваясь после каждого преодоленного шага. Как такого в вертухаи взяли - не ясно. Хотя, скорее всего, когда брали - был в пределах, а после - разожрался, и теперь уволить не могут, вертухайский профсоюз на страже. На прошлой неделе другие за нами приезжали.

     Затащили в брюхо автобуса коробки с нашими сопроводительными делами, и покатились к выезду-предбаннику на периметре. В предбаннике - избушка охраны, куда при заезде на зону они сдавали стволы, а сейчас вернули. Mossberg (или что оно такое, так и не могу распознать) - справа от водителя в стойку, мушкой ко мне, стволом вверх, и поехали уже за периметр, на волю.

     В решетчатой двери, на уровне груди - треугольное отверстие, как раз для ствола этого "Моссберга": расстреливать нас по одному, как зайцев в тире, если что. Впрочем, не удивлюсь, если и стволы у них в таком же состоянии небоеготовности, как "Тасеры" на прошлой неделе. Бардак потому что, непрофессионализм сверху донизу - как в Секретной Службе США - любители, а не профессионалы.

     Одного из потухших подозвал вертухай к решетке, сквозь "расстрельное" отверстие отомкнул ему наручники, просунул пластиковый мусорный кулек; назначил ответственным за мусор. Тот послушно и с готовностью, видать не в первый раз. У вертухаев тоже глаз наметан - различают кто согласится, а кто пошлет подальше. Хотя откуда мусору взяться? Когда заходили в автобус, вертухай вручил коричневые бумажные кульки с сухпаем: 4 кусочка хлеба, ломтик мокрой болоньи, и мелкое (но вкусное) яблоко. Это нам на доехать до Атланты

Фото: Tripadvisor
    И - поехали. По несколько иному маршруту, чем на прошлой неделе, но как ни едь - мимо городка Manning с уже знакомым Taco Bell не проехать. Хотя на этот раз останавливаться не стали.

     Здорово в окно смотреть на окружающий мир после двух лет в Заповеднике безвылазно. Деревья, дорога, люди, машины. Хотя такое ощущение как разглядывать жизнь рыб в аквариуме: да, интересно, но отстраненно; другой мир, частью которого ты не являешься, и, в моём частном случае, слава Богу, являться не будешь. А просто как вывезли на автобусную экскурсию, которая через несколько часов, поколесив по стране, закончится, и ты вернешься обратно, на поджидающее в порту круизное судно, на котором и прибыл. Чтобы двигаться дальше, сохранив об этой случайной экскурсии только смутные воспоминания. А звездно-полосатый аквариум пусть живёт дальше без меня, своей жизнью.

     Выехали на 95 interstate дорогу, в сторону Саванны, с полчаса прокатились на юг. Много раз здесь проезжал в 1990-х, сидя за баранкой: то из Нью-Йорка в Майами или Новый Орлеан, то - обратно на север.

     Съехали с 95-й, и дальше - на запад. Уже Джорджия, города Columbus, Augusta, Athens. И скоро - Атланта. Впервые был в Атланте в 1991-м, по приглашению Southeastern DX Club, как будто совсем недавно по ощущениям, а вот, поди ж ты, уже 27 лет прошло.

Из архива 1991-го года
     Атланта мало изменилось с того времени, только тогда, в самый первый раз, виделась она мне совершенно другой: более сказочной, интересной и необыкновенной, чем во все последующие приезды и проезды. А уж о том, что в будущем, и не раз, придётся гостить в USP Atlanta - представить тогда было совершенно невозможно.

     Определенные места на земле: города и страны, бывает, возвращаются в нашу жизнь по нескольку раз, опять и опять; причём каждый раз - по совершенно разным, никак не связанным друг с другом траекториям и поводам. Мы оказываемся в тех же точках пространства снова и снова, через года и десятилетия, как будто притягивают они нас к себе на совершенно необъяснимом нам уровне. И каждый раз остается только удивляться хитросплетениям судьбы.

     У каждого этот географический набор свой, и его нетрудно вычислить, внимательно перебрав четки прожитых лет. Попробуйте сами.

     Мой же патронташ таких мест, каждое из которых заманивало, или, скорее, врывалось в жизнь, каждый раз - совершенно разными дорогами как минимум трижды, довольно пестр. И вот сейчас, составив список (скорее всего - не полный), и разглядывая разноцветные камешки этого калейдоскопа, я в полном недоумении: откуда это всё взялось на моём пути, и частью какой мозаики является? Кто выкладывает ее, и что на ней, в конечном итоге, будет изображено? И когда?

     Начну с Атланты, раз сейчас - опять по дороге к ней, может быть, с 1991-го - в десятый раз: Атланта, Нью-Йорк, Новый Орлеан, Майами, Бостон, Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Лас-Вегас, Одесса, Днепропетровск, Ленинград (т.е. сейчас Санкт-Петербург), Москва, Киев, Пуэрто-Рико, Эквадор, Мальта, Сицилия, Вена, Стамбул, София, Токио, Сайгон (Хо Ши Мин), Эмираты, остров Гренада, Сейшелы, Кабул, и, совершенно необъяснимо почему - городок Первомайск в Николаевской области.

     Очень странно всё это. Может нас снова и снова притягивает, забрасывает в те места, в которых мы жили до этого, в прошлых жизнях?

     А что получилось с аналогичным списком у вас?

___


     Пока суд да дело, вот уже и пригород Атланты. Съехали с трассы, и дальше - по мелким улочкам. Тут всё знакомо: домики малюсенькие, как из сказки, почти впритык друг к дружке, чуть ли не стена к стене. Сперва идут ухоженные, симпатичные, загляденье, как игрушечные, кое-где даже небольшие палисадники с цветами. Слева по курсу промелькнула зелёная поляна с большой белоснежной статуей Будды - кажется японского разлива - Майтрея, и дальше как бы не ворота Синто. Надо же, не было этого раньше, или не разглядел.

Фото: Открытый город
     Ближе к тюрьме картина резко меняется: домики явно неухоженные, разбитые, перекособоченные, мусор кругом, и, конечно, вот и жители: троица снежков, лет по 25-30, в полуспущенных, чтобы была видна задница, штанах - тусуются на углу, поплевывая под ноги, и глядя в пространство и в автобус полностью пустыми глазами. Видать дилера поджидают, он их оживит.

     Точно такие же сидят сзади, за спиной у меня. Всю дорогу рты не закрывались: кто чем кололся, что курил, почём продавал и покупал. Хорошо, что давно настропалился эти их базары отфильтровывать, отключать от других сигналов внешнего мира, только чтоб реп и хип-хоп не орали, а так - пусть тарахтят.

     Вот и тюрьма. Приехали. Где-то часа 4 дня, судя по солнцу, быстро добрались. Может успеем к ужину, хотя вряд ли: пока в R&D нас обработают и разведут по хатам - ещё несколько часов пройдёт. Получим тот же сухпай, что на ланч выдали, а горячее сегодня не светит.

Тюрьма USP Atlanta. Фото: Сomplex
     Для тюремных автобусов сделан сбоку тюрьмы такой как бы встроенный гараж: вверх открываются ворота, автобус закатывается, почти впритык к стенам, ворота закрываются. Заехали. Начинается выгрузка. Сперва вертухаи сдают оружие в боковую комнату, потом - уволакивают в недра тюрьмы коробки с файлами, после чего - наша очередь.

М.К. Эшер, “Вверх и вниз”
("Up and Down")
     Один за другим, гуськом, звеня кандалами, через несколько дверей-решеток, открывающихся-откатывающихся в сторону по команде с центрального пульта, по длинным казематным коридорам с каменными стенами, по лестнице на второй этаж, опять по коридорам и сквозь череду дверей. Замок Эшера.

     Добрались до их R&D. Тут всё знакомо и привычно, включая полный бардак и дезорганизацию. Но чем больше бардак, и чем сильнее хаос в вертухайских головах, тем больше возможностей, если быть начеку и не зевать.

     На входе - рамка металлодетектора, и специальное кресло-детектор, с высокой спинкой и широкой полкой поверх неё. Сперва нужно пристроить на эту полку подбородок, потом голову левой щекой, правой, после чего сесть в кресло, и если не завизжало оно ни на каком из этапов этого действа, то можно идти по конвейеру дальше: стриптиз, переодевание в темно-бордовые комбинезоны (раньше были жёлтые) с надписью большими черными буквами на спине DCU INMATE, отпечатки, заполнение бумаг, собеседование с гестапо, counselor-ом, медиком, психологом, и фотосессия. Но меня тут раньше фотографировали, фото есть в базе, так что не нужно.

     Требуют возвращать выданные для заполнения бумаг короткие карандашики, и строго за этим следят, но, будучи наготове, задурил вертухаю голову разговором, и первый - и очень важный - трофей добыт, ура! И - тапки проскочили!

     Дождались, пока всех обработают. Задержка, в основном, из-за "таблеточкиков": у большей части какие-то таблетки выписаны, разбираются где чье.

     Всё, пошли. Выдали по сухпаю, по скатке (коричневые простыня и застиранное одеяло, старенькое всё, но на этот раз без дыр, полотенце розовое, с размером которого уже прогресс - где-то в 5 моих ладоней), и - в недра тюрьмы, на этот раз селят на первый этаж, в DC-1, это где в 2007-м были крысы. Ну-ка, ну-ка...

     Блок DC-1, состоит из одного "следственного" крыла (120 человек: два яруса, по 30 двухместных камер на каждом; но бывает, что селят по 3-4 человека в камеру, бросая два матраса на пол) - для тех, кто готовится к суду или ожидает приговора в федеральном суде Атланты; и из другого, "пересыльного" крыла, в котором тоже 60 камер. В "пересыльном" - транзитники ("hold-over inmates"). Оба крыла отделены друг от друга одной решёткой с дверью, и можно, при удаче, или по договоренности, докричаться до того, кто нужен с другой половины.

     Сбоку "пересыльного" крыла, куда нас будут селить, приткнулся ещё небольшой карцер, камер на 10 - для "особикoв"; диких, информаторов, сдавшихся педофилов, и тех кого после драк или ещё чего держат под административным внутритюремным следствием.

     Народ во всех этих разных "крыльях" и в карцере друг с другом не пересекается. В теории. Есть ещё блок DC-2, этажом выше, и там всё устроено примерно так же, как и в DC-1, лишь обычно в DC-2 оба крыла - "пересыльные".

     Но сперва нашу вильямсбургскую компанию завели на небольшой крытый прогулочный дворик "следственного" крыла, и пока шли сквозь парад, смотрел - нет ли наших лиц, и выглядывал Романа Селезнева, который несколько месяцев тому точно был здесь. Увы, никого. Займусь вопросом позже.

     Во дворике шнырь вручил джентльменский набор: по "безопасной" зубной щетке (с ручкой длиной в пару сантиметров), такую же одноразовую бритву, которая не бреет (что всегда приводит меня в недоумение: пробовал ли сам изобретатель этого чуда им бриться на практике?), мелкий тюбик зубной пасты, пенопластовый стаканчик, и - ух ты! - кусок мыла! Ну, ничего себе! Вот это сюрприз, ура! Хорошая тюрьма.

     Осман рядом тусуется: "Раша, мы же вместе, Крым и Турция - братья, пойдём в одну камеру?". Очень маловероятно, что нам дадут возможность выбирать сокамерника - пустых камер на этой пересылке почти никогда не бывает, так что скорее всего распихают на свободные места, куда придется. Но пусть он эту информацию получит не от меня, а на практике. Да и его пластинку с одной и той же песней "Проститутки в моей жизни" не хочу.

     Нескольких снежков выдернули по камерам в “следственное" крыло. Может и нас? Было бы неплохо... В "следственном" камеры открыты ежедневно, с 6 утра до отбоя, лишь с перерывом на дневной пересчет, и можно успеть спокойно и в душ, и к телефонам, да и народ бы смог пролистать подробнее.

     В "пересыльном" могут по нескольку дней вообще не открывать, а когда откроют - то на час-два, вот и умудрись везде успеть, сквозь очереди: и в душ, и к телефону, и всякое другое: смена белья, ларёк (раз в неделю), и т.д. А пробежаться и найти какие-либо читабельные книги, да ручку, бумагу, конверт - уже не успеть, вертухай кричит, что 5 минут до закрытия, а ты за полтора часа так и не достоялся до телефона, а откроют ли завтра - неизвестно. Скорее нет, чем да.

     Нет, не подфартило в этом, повели в "пересыльное" крыло. Это тоскливее. Но ничего. А пока нужно глядеть в оба, может что полезное по дороге попадется.

     Скомандовали стоять у вертухайского стола в холле. Все камеры закрыты, народ сквозь дверные окошки-амбразуры выглядывает, нас рассматривает. Рядом - полка с ошметками нескольких книг: Библия на испанском, Коран на английском, автобиография какой-то ихней актрисы, о которой не знаю, и знать не хочу. И - без обложки, половина ещё какой-то книги. Ну-ка, ну-ка... Robert Pirsig "Zen and the Art of Motorcycle Maintenance". Хвать! Ура!

   И не беда, что только с 1-ой по 142-ю страницу, а остальное всё оторвано. Было бы хуже, если бы оказалась это только вторая половина, а так - дочитаю до 142-й, а там где-то когда-то и целиком книга попадётся, продолжу. Тем более, что несколько тюрем тому уже пересекались наши дороги, да тогда не успел прочесть.

     Вертухай же тем временем в процессе распихивания нас по камерам, - как и предполагал, на любые свободные места. Османа определили в 217-ю, на второй ярус, всех остальных тоже распихали, остался не пристроенным только один из потухших, и, по алфавиту в их списке по фамилии последний - Вега.

     Потухшего - в камеру 118. Но он, шагнув, сразу обратно шарахнулся, как ошпаренный, и залопотал что-то перепуганно. Глянул я - в камере один человек, явно латинос, но белый и седой, худощавый, лет 65-70. Стоит у шконки подбоченясь, и, усмехаясь, рассматривает потухшего и нас с вертухаем. На двери камеры - черно-белая копия карточки его, с фото: Manuel Gonzalez-Gonzalez, хм... Надо же, прям как "Джонсон & Джонсон", или единый в двух лицах Янус Полуэктович у Стругацких.

     Эта "двухэтажность" фамилий практикуется по Латинской Америке: при рождении ребенку дают фамилии отца и матери, которые у Мануэля явно были однофамильцами, отсюда такая необычная конструкция.

- Ты чего это? - вертухай протухшему.
- Не пойду я сюда, не пойду, не пойду, не могу с ним! - тот в панике затараторил.

     Вертухаям лишние конфликты в их смену тоже не нужны, и хотя они обычно торопятся поскорее расселить, и сдыхаться от всех, но в целом смотрят - кого к кому селят: чтоб белый не попал к негру, мекс "нортеньо" - к мексу “сурэньо", "чомо" - к "арийскому брату", и т.п., - чтобы не поубивали или не покалечили друг друга, а им потом бумаги писать. Хотя проколы бывают.

     По тюрьмам Штатов несколько сот банд и группировок, и многие из них - в смертельной вражде друг с другом, иногда вплоть до того, что, оказавшись вместе, один из них обязан убить другого.

Фото: T-Nation
     В теории, все эти банды администрацией не приветствуются, на практике же межгрупповая и межрасовая вражда очень даже используется и, до какой-то степени - культивируется и поощряется.

     Некоторые банды - чисто внутритюремные, некоторые - действуют и на воле. Негритянские "Крипс" враждуют с "Блодс", отстреливая друг друга. Вашингтонские негры "DC" враждуют со всеми, и среди "черных" банд они, пожалуй, самые жестокие и безбашенные, и то, что они творят - за пределами человеческого. Тупое зверье. По тюрьмам эти "DC" - всегда источники конфликтов, и львиная доля тюремных убийств - их рук дело.

     MS-13 - сальвадорцы, на этих тоже пробы негде ставить: убивают и насилуют налево и направо, но больше на воле, чем по тюрьмам, хотя тут тоже бед от них хватает. Лет 8 тому сидел в карцере вместе с одним из них, так что наслушался рассказов.

     Много мексиканских группировок и банд: "Пайса" - разномастные мексы, враждуют с мексами "нортэньо" (база, или гнездо - север Калифорнии) и мексами "сурэньо" (юг Калифорнии, хотя и тех и других хватает по всей стране), которые, в свою очередь, враждуют друг с другом, и с мексами из банд "Боррачо" (гнездо в Техасе) и "Тангос".

     Банда "Латинские короли" ("Latin Kings") образовалась в Чикаго, но давно расползлась по всем крупным городам Штатов. Эти объединяют разных латиносов, межнациональная банда, можно сказать.

     Чисто доминиканская банда "Тринитарио" враждует со всеми, но больше - охотится за своими, так как, уж не знаю в силу каких таких антропологических или культурных особенностей этой нации, арестованные за что-либо доминиканцы наперегонки сдают друг друга, почти в 100% случаев. Те, кто успел первым, получают почетное звание "CI (confidentialinformer)" или "CW (cooperatingwitness)", дают на суде показания против всех остальных из стаи, и за это им — похвала от прокурора, скидка с будущего срока, а то и полное его аннулирование, то есть полная индульгенция.

     Межнациональные банды "Джи Ди" ("Ganster Disablers") и "Латин Джи Ди" ("Latin Ganster Disablers") воюют с неграми, и с некоторыми из своих. И - с белыми.

     Банды белые: "Арийские братья" ("Arian Brothers"), "Грязные белые парни" ("Dirty White Boys") и разные другие воюют с неграми (особенно с "DC"), и иногда - с латиносами. Но особенно ретиво убивают и калечат белых "чомо". Попутно не обходится и без еврейских погромов, чего, как учит нас история, трудно избежать.

     Очень пестрый бандитский мир у пуэрториканцев, и все они, прежде всего, враждуют друг с другом: "Ньетас" (является, скорее, конгломератом большого количества мелких банд), "Двадцать седьмые" (враждуют с "Ньетас"), "Двадцать пятые", "Акулы" ("Tibarones"), и еще дюжина разных.

     Помимо этого, есть по тюрьмам ещё и региональные (по регионам Штатов) картели, или "карты": латиносы могут объединяться в "South cart" (это Флорида и несколько южных штатов), "NY cart" (штат Нью-Йорк), "Midwest cart", и т.д.

     У армян Лос-Анджелеса - "Армянская сила" ("Armenian power"). В тюрьме Ломпок в Калифорнии было много армянских ребят, и их "Армянская сила" - это скорее не банда, и не группировка, а как бы “силы самообороны". Не знаю отчего, но часто по тюрьмам армяне "ходят" в смычке с мексиканцами, вот только не помню - какой именно расфасовки. А в тюрьме Terminal Island вообще “смычка города и деревни" дошла до того, что армянин командовал всеми тамошними мексами, был "shot-caller"-ом, т.е. "назначающим - кого стрелять".

     В тюрьме FCI Williamsburg в январе 2018-го с месяц моим сокамерником был "шот-коллер” мексиканских "Пайса", так что поневоле пришлось наблюдать за происходящими у них "правилками" и разборками.

     Интересно, что как бы мексиканские и латинские банды, группировки и карты ни воевали друг с другом, но когда грядет серьезная стычка с неграми или белыми - они всегда объединяются, и идут одним фронтом.

     Вообще, взаимоотношения и иерархия внутри банд, и между ними - это тема неисчерпаемая, но мне - неинтересная, потому вернусь в вечер 16-го марта 2018-го, к дверям камеры 118 "пересыльного" крыла блока DC-1 тюрьмы USP Atlanta.

     Похоже, что потухший "чомо" не распознал в двухэтажном Гонзалесе латиноса, а принял за "арийского брата", или еще кого из той же оперы, хотя у “арийских братьев" обычно вся морда лица в свастиках, а у одного, с которым сидел в карцере, на щеках было по портрету Гитлера: в анфас и в профиль. У Мануэля же татуировок не видно никаких, но у страха глаза велики.

     Гляжу через плечо вертухая: камера чистая, взгляд у Гонзалеса не безумный, не злобный, и не настороженный, а любопытно-веселый, то есть правильный взгляд. Ну, а что вид у него несколько свирепо-взлохмаченный, так я тоже не подарок, если в зеркало посмотреть. И что-то ещё неуловимое щелкнуло, за пределами сознания, подсказывая: нужно мне сюда почему-то.

- На английском говоришь? - спросил Гонзалеса по-испански, пока вертухай пытает потухшего на предмет его проблем.
- Говорю. - по-английски ответил.
- Откуда ты?
- Пуэрто-Рико.
- Рэп и прочий хип-хоп по ночам орёшь, с притопами-прихлопами?
- Нет. - смеётся.
- На пол не плюешь? - это у меня расширился кругозор после опыта недавнего проживания со Снежком.
- С чего бы это мне на пол плевать? - озадачился Гонзалез.
- Ну, хорошо. - повернулся я к вертухаю, - Начальник, если Гонзалес-Гонзалес не против, то я пойду в эту хату.

     Вертухай облегчённо вздохнул, дернул потухшего в сторону, я шагнул внутрь, железная дверь за спиной захлопнулась, и мы пожали руки.

- Роман.
- Мануэль, но меня больше знают как "Коло".

     Так мы пересеклись с Коло (от испанского "Colorado" - “красный") - пилотом, фермером, авантюристом и бизнесменом, который за 71 год успел пожить по всей Латинской Америке, побывать основным партнером колумбийского Кали картеля в США, быть 14 лет в бегах от американской юстиции, а на сегодняшний день - отсидеть по 17 тюрьмам США 24 года, из наваленного Федеральным судом США срока в 6 пожизненных заключений плюс 120 лет сверху.

     Хотя в тот вечер мы этого не знали, впереди у нас было трое суток разговоров, вопросов и ответов, и - самой основательной сортировки происходящего, включая скрупулезный разбор его ситуации на предмет путей скорейшего выхода. Такие пути мы нашли, да и во многих других, более важных вещах навели резкость.

     Пересылки не только сортируют нас по тюрьмам и этапам, но вот, бывает, что дают возможность, особенно если повезет с попутчиком, произвести внутреннюю сортировку, утряску и переоценку прожитого, настоящего, будущего, и всего, что происходит с нами и вокруг нас.

     На этот раз Атланта-сортировочная задержала на дольше, чем рассчитывал. Хотя, видимо в качестве компенсации, подарила целый букет интересных встреч и ситуаций, о которых, как и о методах разборок "Арийских братьев" с отступниками, а также текущей обстановке со здешним поголовьем тараканов - отдельный рассказ.

Фото: Daily Mail
___

Подготовка к публикации: Solo и Lea. Компьютерный набор с рукописного текста - Лилия Васильева, EW7L. Помощь с иллюстрациями и информацией: Lea; Олег Ашмаров, K0TF; Эдуард Крицкий, NT2X. Картография: Эдуард Крицкий, NT2X.
___

Читали?: Георгий Владимов "Верный Руслан"




Print Friendly and PDF

1 комментарий:

  1. Небольшой комментарий к одному из продуктов, входящему в состав сухого пайка, который Роман получил в дорогу: "...ломтик мокрой болоньи...". Так вот, болонья, она же болонская колбаса и она же мортаделла. Правда, нигде не сказано, что она должна быть "мокрой". Скорее всего громкое название слабо отражает суть того, что выдали Роману.
    - EW7L -

    ОтветитьУдалить

Пожалуйста, указывайте свое имя (уж какое укажете).